Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Гуманитарные arrow Политология arrow
Сравнительная характеристика политических культур Германии и Франции

СРАВНЕНИЕ ПОЛИТИЧЕСКИХ КУЛЬТУР СОЦИАЛ-ДЕМОКРАТИЧЕСКОЙ ФРАНЦИИ И ЛИБАРЕЛЬНОЙ ГЕРМАНИИ

Современное отношение к проявлениям представительской демократии в Германии и во Франции

Проблема усиления избирательной поддержки новых партий в европейских странах является предметом многих исследований. Тема электорального возрождения, например, правых партий стала особенно актуальной в начале XXІ столетия, когда праворадикальная Австрийская партия свободы АПС - на правах младшего коалиционного партнера - вошла в 2000 году в правительство Австрии, а Жан-Мари Ле-Пен, бессменный лидер "Национального фронта", вышел в 2002 году во второй тур президентских выборов во Франции.

Существует несколько разных подходов к исследованию причин, которые предопределяют возникновение и подъем новых радикальных партий, а также их поддержку со стороны общества. По обыкновению исследователи выделяют эти причины в две группы факторов. Первую группу составляют факторы политического спроса на партийный правый радикализм, т.е. определенные обстоятельства в окружении политической системы, которые порождают разнообразные интересы, преимущества и требования, которые предъявляются обществом к властным институтам и которые аккумулируются правыми партиями. Другую группу составляют факторы предложения и среди них, в свою очередь, выделяют внутренние ресурсы партии, а также факторы, которые относятся к структуре политических возможностей. Факторами последней подгруппы являются свойства политической системы, которые оказывают содействие или, наоборот, затрудняют функционирование новых партий как субъектов политического процесса.

Безусловное влияние на возрождение одних и отмирание интереса к другим партиям оказывает политическая культура общества. Впервые понятие политической культуры получило глубокое концептуальное осмысление в роботах Г.Алмонда и С.Вербы. По их мнению, политическая культура - это совокупность политических ориентаций, т.е. позиций относительно политической системы и ее разных частей (социальных объектов и процессов), а также позиций относительно собственной роли в этой системе

Значимость наличия соответствующей политической культуры как условия политического успеха часто подчеркивается самими партиями. Так, главной целью европейских "Новых правых" является подготовка к установлению пост-либерального порядка путем "разработки новой правой культуры", которая заключается в "изменениях идей и сознания" [15], пересмотре и трансформации тех политико-культурных ценностей, которые конфликтуют с крайне правым культурным проектом. Отсюда вытекает, что европейские "Новые правые" по сути, стараются реализовать на практике теорию А.Грамши о культурной гегемонии. Эта теория принимает во внимание то, что в демократических государствах завоевать политическую власть можно лишь путем установления культурной гегемонии, которая достигается с помощью постепенного изменения мыслей и настроев членов общества, осуществляемого посредством культурной пропаганды [7].

Основной проблемой, связанной с политической культурой в современных Франции и Германии заключается в определении тех исторических событий и политических традиций, которые способствуют оказанию содействия радикальным течениям.

Рассмотрим следующие причины, которые предопределяют наличие соответствующей политической культуры: 1) административный коллаборационизм с нацистской Германией в период и во время Второй мировой войны, 2) наличие предшествующих националистических организаций, 3) культурная пропагандистская деятельность "Новых правых", 4) наличие авторитетной религиозно-националистической субкультуры и 5) антикоммунистический исторический ревизионизм.

Итак, существует утверждение, что новые радикальные партии особенно успешны в тех европейских странах, которые официально, на административном уровне сотрудничали с нацистской Германией до и во время Второй мировой войны [34]. Данный тезис справедлив для и Франции - страны, правительство которых открыто сотрудничали с нацистами и в которой современные крайне правые партии пользуются высокой поддержкой.

В целом положение о связи между историческим коллаборационизмом и поддержкой современных партий подтверждается эмпирическими наблюдениями, тем не менее, в научной литературе отсутствует концептуальная интерпретация данного тезиса. Главным затруднением, связанным с его теоретическим осмыслением, является тот факт, что между коллаборационистскими режимами и новыми праворадикальными партиями не существует ни одной наследственности, поэтому, связь между коллаборационизмом и поддержкой правых радикалов является не прямой, а опосредствованной [34].

Тезис о косвенной связи между историческим коллаборационизмом и поддержкой современных крайне правых партий является, прежде всего, справедливым для тех стран, где были установленные такие режимы. Тем не менее, существует значительное количество европейских государств, в которых, с одной стороны, новые праворадикальные партии владеют сильной поддержкой со стороны общества, но, с другой стороны, у этих государств отсутствует исторический опыт сотрудничества с нацистской Германией. В то же время, наличие предшествующих националистических организаций разрешает современным праворадикальным партиям представить себя как их правопреемников, а не как новых политических актеров, которым только принадлежит завоевать доверие избирателей [31]. В этом случае избиратели рассматривают новые праворадикальные партии как часть политической традиции, которая занимает законное место в политической системе. Видно, именно наличие националистической традиции, а не факт коллаборационизма в годы Второй мировой войны, частично объясняет - с политико-культурной точки зрения - высокий уровень поддержки "Национального фронта" во Франции, в которой в XІХ столетии впервые в мировой истории появились крайне правые движения.

Как уже отмечалось, европейские "Новые правые" стремятся к тому, чтобы трансформировать политико-культурные ценности, которые конфликтуют с крайне правым культурным проектом, который они стараются реализовать. Идеологи "Новых правых" утверждают, что они не имеют политических целей, но стремятся "действовать на почве метаполитики", оказывая влияние на "социальный консенсус" путем организации коллоквиумов, конференций, научных и культурных дебатов, публикации журналов, направленных на распространение "новых правых идей" [15].

Действительно, существуют объективные предпосылки для того, чтобы считать пропагандистскую деятельность европейских "Новых правых" сравнительно успешной. Например, первая и наиболее авторитетная организация европейских "Новых правых", "Группа исследования и изучение европейской цивилизации", была основана в 1968 году, и в данное время имеет статус организации "настолько высокий, что ее можно считать составной частью мейнстримной политической и интеллектуальной культуры Франции" [30].

В то же время отметим наличие "культуры раскаяния", которая является специфическим фактором, оказывающим значительное влияние на развитие политической культуры, которая препятствует возникновению и функционированию новых праворадикальных партий в Германии. К началу Второй мировой войны политическая культура Германии была схожа с политической культурой Франции и была крайне благоприятной для развития ультранационалистических движений. Тем не менее, политические культуры часто подвергаются радикальной трансформации в результате войн и революций. После победы над гитлеровской коалицией в 1945 году и признания Германии виновной стороной в развязывании Второй мировой войны политическое руководство СССР, США, Великобритании и Франции, а со временем и политические элиты обеих немецких государств (ГДР и ФРГ) утвердили решение о сознательном изменении политических ценностей немецкого народа, чтобы сделать политическую культуру этих государств менее благоприятной для возникновения праворадикальных движений и партий. Больше того, в 1990-х годах левые политические силы Германии разработали морально-этическую концепцию, согласно которой память о преступлениях немецкого нацизма должна стать вечным долгом всех немцев. Разработка данной концепции стала началом возникновения в Германии "политической культуры раскаяния", которая к середине 1990-х стала единой политической традицией для левых и умеренно-консервативных сил объединенной Германии [30]. Наличие "культуры раскаяния" является серьезным препятствием для функционирования современных крайне правых партий, тем не менее, такой тип культуры характерен только для Германии.

Говоря о политической культуре французов в аспекте представительской демократии и их электоральной активности следует обратиться к последним парламентским выборам имевшими место в 2007 г. Так, общее настроение избирательной кампании говорило о том, что поражение лишь недавно выбранного президента на этих парламентских выборах маловероятно. Опросы свидетельствовали о том, что Союз за народное движение Николя Саркози получит абсолютное большинство в Национальном собрании (от 317 до 381 из 577 мест), социалисты - 151-200 мест, коммунисты - 14-21 мест, Демократическое движение - до 4 мест и зелёные могут получить 1-2 места.

Назначение премьер-министром Франсуа Фийона сыграло положительную роль для президентского большинства и повысило ожидаемое количество мест для него до 379-431. Повышение рейтинга президентской партии произошло за счёт Демократического движения и Национального фронта, тогда как рейтинг левых партий остался относительно стабильным. На 577 мест в Национальном собрании претендовало 7540 кандидатов.

Социалистическая партия проводила свою предвыборную кампанию под лозунгом "Левые - те, кто действуют, левые - те, кто защищают". Цель кампании была - не отдать всю власть правым. Большинство признавало, что СПФ находится в кризисе и требует реформы. Однако не было согласия относительно природы реформирования. Такой влиятельный социалист, как Доминик Стросс-Кан, критиковавший предвыборную президентскую кампанию Сеголен Руаяль, считал, что партия должна принять рыночную экономику, то есть стать фактически социал-демократической.

Прогнозы на основе голосования во время президентских выборов предсказывали, что социалисты могут получить от 151 до 200 мест в Национальном собрании (в предыдущем Национальном собрании было 142 места).

Результаты показали, что в выборах приняли участие 26 023 052 чел или 60%, это абсолютно высокий показатель в отношении всех остальных стран ЕС. По результатам выборов победу одержали Союз за народное движение и социалисты, что свидетельствует о наличие у французов собственной устойчивой точки зрения относительно политического курса страны, на которую не может повлиять даже президент.

 
Оригинал текста доступен для загрузки на странице содержания
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

СКАЧАТЬ ОРИГИНАЛ
Сравнительная характеристика политических культур Германии и Франции