Групповая преступность и преступное сообщество как виды соучастия

Как отмечают А.И. Долгова и С.В. Дьяков, совершение преступления организованной группой и преступным сообществом есть проявление организованной преступности.

Эта проблема волнует в настоящее время не только специалистов – юристов, но и все общество в целом.

В разработке понятий и признаков организованной преступности значительная заслуга принадлежит представителям криминологической науки.

Так, одним из самых полных ее определений является определение совокупности признаков, присущих организованной преступности, предложенное О.В. Пристанской.

К ним она относит:

  • 1) материально-техническое и организационное обеспечение функционирования преступного объединения;
  • 2) обеспечение безопасности, предусматривающее разработку комплекса мер конспирации и защиты от разоблачения, от нейтрализации всех форм социального контроля вплоть до обеспечения правовой помощи и организации противодействия правоохранительным органам;
  • 3) финансирование: перераспределение по иерархическим звеньям преступного объединения полученных незаконным путем прибылей, создание определенного централизованного материального фонда для воспроизводства и расширения масштабов преступной деятельности, покрытия возможных расходов на случай ее разоблачения, оказания материальной помощи участникам объединения;
  • 4) централизованное информационное обеспечение;
  • 5) неформальные ˝субкультурные˝ нормативные предписания, обеспеченные комплексом мер наказания и поощрения.1

Соучастие без предварительного соглашения признается групповым в том случае, если в совершении преступления совместно участвовали два и более исполнителя (ч.1 ст.35 УК РФ).

Согласно законодательству преступление признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о совершении преступления (ч. 2 ст.35 УК РФ). Обычно такой сговор касается места, времени или способа совершения преступления.

Этот вид соучастия может сочетаться как с соисполнительством, так и с соучастием в тесном смысле, т.е. с разделением ролей, однако в последнем случае должно быть не менее двух соисполнителей.

Такой вид соучастия повышает опасность совершенного преступления и учитывается законодателем в качестве отягчающего (квалифицирующего) обстоятельства.

Например, при краже (п. ˝а˝ ч.2 ст.158 УК РФ), грабеже (п. ˝а˝ ч.2 ст.161 УК РФ).

В Уголовном законодательстве преступление признается совершенным организованной группой, если оно совершено устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений (ч.3 ст. 35 УК РФ).

Как отмечают И.Я. Козаченко и З.А. Незнамова, эта группа отличается:

  • а) организованностью,
  • б) устойчивостью.1

Организованность, по мнению законодателя, выражается, прежде всего, в устойчивости до совершения первого преступления.

Устойчивость предполагает довольно высокий уровень, который выражается в том, что ее предварительная деятельность, во-первых, рассчитана на более или менее длительное существование и преступную деятельность.

Такая деятельность выражается в подготовке и совершении определенных преступлений: краж, грабежей, разбоев, рэкета и т.д.

Для этих групп преступлений универсализм не характерен (подобная тенденция свойственна организованным группам, когда они перерастают в преступное сообщество).

Но, по мнению тех же И.Я. Козаченко и З.А. Незнамова, их уже отличает существенные элементы преступной организации: целенаправленность, организованное руководство, дисциплина среди участников и т.п.[1]

Совершение преступления организованной группой применительно к ряду составов предусматривается законодателем в качестве особо отягчающего (квалифицирующего) признака преступления, например при краже, при мошенничестве, при присвоении или растрате, при грабеже, пре разбое, при вымогательстве.

С точки зрения уголовного права преступление признается совершенным преступным сообществом (преступной организацией), если оно совершено сплоченной организованной группой (организацией), созданной для совершения тяжких или особо тяжких преступлений, либо объединением организованных групп, созданных в тех же целях (ч. 4 ст. 35 УК РФ).

Преступное сообщество наиболее опасный вид соучастия. От организованной группы оно отличается признаками сплоченности и целевой установки на совершение тяжких или особо тяжких преступлений.

Сплоченность предполагает обычно наличие в преступной организации сложных организационно-иерархических связей, тщательно конспирации, наличия в обороте значительных денежных средств, установление связей с правоохранительными органами (коррумпированность), наличие системы защитных мер(внутренняя контрразведка), наличие охранников, боевиков, наемных убийц.

Преступное сообщество, как правило, предполагает вооруженность соответствующей преступной организации новейшими видами оружия, в том числе и зарубежного производства.

Специфика законодательной оценки преступного сообщества, связанная с его особой опасностью, состоит в том, что законодатель сам факт создания преступного сообщества считает самостоятельным и оконченным преступлением.

Так, состав организации преступного сообщества (преступной организации) образует создание преступного сообщества для совершения тяжких или особо тяжких преступлений, а равно руководство таким сообществом (организацией) либо входящими в него структурными подразделениями, а равно создание объединения организаторов, руководителей или иных представителей организованных групп в целях разработки планов и условий для совершения тяжких или особо тяжких преступлений (ч.1 ст.210 УК РФ).

Самостоятельным преступлением является и бандитизм (ст. 209 УК РФ), в том числе и создание устойчивой вооруженной группы (банды) в целях нападения на граждан или организации, а равно руководство такой группой (бандой).

В обоих случаях указанные действия квалифицируются по соответствующим статьям Особенной части УК.

Кроме того, совершение преступления в составе группы лиц по предварительному сговору, организованной группой или преступным сообществом является отягчающим обстоятельством при назначении наказания (п. ˝в˝ ч.1 ст.63 УК РФ).

По мнению В.М. Лебедева осознание общности целей, для достижения которых создается сообщество, предполагает наличие лишь прямого умысла у каждого члена преступного сообщества.[2]

Сознание и воля членов сообщества должны охватывать обстоятельства, относящиеся не только к собственному деянию, но и к деяниям других членов. Только в этом случае можно говорить о соучастии в преступлении.

Каждый член преступного сообщества должен охватывать своим сознанием и волей объективные и субъективные признаки преступления.

С точки зрения Кудрявцевов В.Н. и Наумова А.В., установление объективных и субъективных признаков преступлений, совершенных участниками преступных сообществ, исключает корпоративную ответственность, способствует укреплению законности. [3]

  • [1] Козаченко И.Я., Незнамова З.А. Уголовное право. Общая часть. Учебник для ВУЗов. -М.: Издательская группа ИНФРА-М-НОРМА, 1998.с.252
  • [2] Лебедев В.М. Комментарий к уголовному кодексу РФ. Москва. Издательство НОРМА, 2002. с. 89
  • [3] Кудрявцева В.Н., Наумов А.В. Уголовное право РФ. Особенная часть. – М.: ЮРИСТЪ, 2000. с.40
 
Оригинал текста доступен для загрузки на странице содержания
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   Загрузить   След >