Развитие ирано-иракских отношений

Отношения Ирана и Ирака представляют собой особый интерес для исследователей. Тот факт, что шестьдесят процентов населения Ирака составляют шииты, не может не сближать эти страны. Тесные двусторонние связи начались во время войны Ирана против режима Саддама Хуссейна, когда курдские военные силы Пешмерга на севере Ирака боролись на стороне Ирана. После падения режима Хуссейна Иран начал активно взаимодействовать с образующимися политическими группами для влияния на исход выборов и формирования про-иранского режима нового руководства Ирака. В 1982 году образовалась организация "Высший исламский совет Ирака", которая до 2003 года базировалась в Тегеране. Военное крыло этой организации "Бадра" обучалась офицерами из Корпуса Стражей Исламской революции. После 2003 года при президентстве Ахмадинежада военное крыло "Бадра" вторглись из Ирана на юг Ирака для обеспечения безопасности данного района страны. В 2012 году это военизированная группа отделилась от организации и стала самостоятельной партией. С 2007 года начался процесс ее интеграции в политический процесс Ирана и его силы безопасности. Помимо этого, Иран поддерживал контакты с последователями иракского радикального шиитского лидера Муктады ас-Садра, который стал основателем военизированной организации "Армия Махди". В период с 2004 по 2008 год ас-Садр намеренно ослабил контроль над группировкой для борьбы с американской оккупацией в Ираке. Иран также рассматривал эту стратегию весьма эффективной в условиях конфронтации с США. Так, в 2005 году Иран официально начал вооружать эту организацию через особое подразделение Корпуса Стражей Исламской революции - подразделение "Кодс" или "Иерусалим".

Иран пытался оказывать влияние на исход парламентских выборов в 2005 и 2010 годах, а также и на провинциальные выборы 2009 года. Иран оказывал финансовую и консультационную помощь нужным кандидатам. К примеру, командующий подразделением "Кодс" Кассем Солеймани сыграл ключевую роль в переговорах по формированию иранского правительства в 2005 году. В ходе выборов в 2010 году Иран пытался воссоздать шиитскую политическую коалицию - "Объединенный Иракский Альянс". Однако попытка оказалась неудачной в основном из-за разногласий среди шиитских политических деятелей по вопросу оставить ли на посту премьер-министра Нури Аль-Малики или же позволить вновь образованной коалиции получить власть. Тегеран решил сотрудничать непосредственно с определенными шиитскими политиками в Ираке, чтобы уменьшить шансы суннитов победить на выборах. Так, были отстранены от участия в выборах многие видные суннитские политики, которые пользовались большой поддержкой среди суннитского населения Ирака, например, партия "Иракийя", возглавляемая бывшим премьер-министром И. Аль-Алави. Американские военные докладывали, что Иран пытался подорвать легитимность выборов. Через полгода после окончания выборов в Ираке так и не удалось сформировать новое правительство. Партии не смогли договориться. В 2010 году позиция Ирана по вопросу состава иракского правительства изменилась. С этого момента Иран стал выступать о необходимости включения в состав каких-либо государственных структур Ирака представителей суннитских политических сил, в частности партии "Иракийя". Такую смену взглядов можно объяснить тем, что иранские власти опасались начала открытого недовольства электората "Иракийи". Взвесив все риски, иранское правительство возможно осознало, что внутренняя стабильность Ирака намного важнее превосходства шиитов во власти.

Помимо оказания влияния на исход выборов в Ираке, Иран стремился использовать тесные связи с иракскими политическими лидерами для борьбы с иранской оппозицией, которая базировалась на территории Ирака. В Ираке проживает около трех тысяч четырехсот членов оппозиционной группы, как "Организация моджахедов иранского народа", которые поддерживали Саддама Хусейна.

Экономическое сотрудничество Ирана и Ирака также активно развивалось при Ахмадинежаде. Малики, будучи премьер-министром Ирака в период с 2006 по 2014 год, посещал Иран четыре раза для обсуждения важных вопросов и подписания соглашений. В 2008 году состоялся первый визит президента Ирана Ахмадинежада в Ирак с целью подписания пакета соглашений по укреплению экономических и торговых связей. В этом же году было подписано двустороннее соглашение о трансграничной миграции и обмене разведывательной информацией. В 2009 году была достигнута договоренность в нефтяной сфере - страны договорились об инвестировании в нефтяные месторождения, которые находятся в совместном ведении. Согласно чиновнику из Министерства нефтяной промышленности Ирака Сабаху Аль-Саади, "прямое инвестирование, предоставление каждому государству свою долю для инвестиций, либо же вовлечение третьей компании для осуществления инвестирования являются согласованными вариантами финансирования совместных планов развития месторождений". Переговоры, которые проходили в 2007 году, привели к подписанию соглашения о строительстве газопровода между Басрой и иранским городом Абадан для транспортировки сырой нефти и нефтепродуктов. Уже в 2010 году Иран подписал сделку о поставке примерно девятнадцати тысяч баррелей дизельного топлива в день в Ирак. В течение 2010 года обсуждалась возможность строительства газопровода, соединяющего Иран, Ирак и Сирию. Также шли предварительные переговоры о создании зоны свободной торговли (ЗСТ). Комиссия по инвестициям в городе Басре на юге Ирака одобрила проект по ЗСТ. По сравнению с 2003 годом объем торговли увеличился в десять раз в 2010 году. Однако Ирак был озабочен введением санкций против Ирана, полагая, что это негативно скажется на экономике страны. Посол Ирана в Ираке Хассан Данаифар уверил иракскую сторону, что режим санкций не повлияет на двустороннее экономическое сотрудничество. В 2011 году было заключено очередное соглашение, согласно которому Иран обязуется поставлять природный газ для Иракской электростанции. Ирак по этому соглашению будет покупать двадцать пять миллионов кубических метров газа в день для обеспечения бесперебойной работы станции в северо-восточных пригородах Багдада.

Таким образом, можно сделать вывод, что экономическое отношения между странами в период президентства Ахмадинежада были многосторонними и взаимовыгодными.

Довольно остро во взаимоотношениях Ирака и Ирана стоит курдский вопрос. Для Ирана угрозу национальной безопасности представляет военизированная "Партия свободной жизни Курдистана" (ПСЖК), которая является иранским аналогом иракской "Рабочей партии Курдистана" (РПК). Военное крыло ПСЖК "Самооборона Восточного Курдистана" ведет боевые действия против иранских властей с 2004 года для установления автономии курдов в Иране. В 2010 году иранские вооруженные силы были обвинены в пересечении иракской границы на севере во время преследования курдских боевиков из ПСЖК. Напомним, что ПСЖК мобилизует свои силы, а также вооруженную технику на территории Иракского Курдистана, непосредственно граничащего с Ираном, что представляет угрозу его безопасности. Вследствие этого, Иран принимает необходимые меры для предотвращения угрозы терактов в пограничных районах, таким образом, пересечение граница Ирака было обусловлено соображениями безопасности. Посол Ирана в Ираке Кассем Коми призвал в 2010 году иракское руководство принять меры против курдских боевиков для обеспечения спокойствия на ирано-иракской границе. В 2011 году Иракский Курдистан и Иран выразили желание начать сотрудничество, поскольку, как полагает иранский советник в Сулеймании Мортеза Эбади, восточные провинции Ирана и Иракский Курдистан имеют общую историю, культуру и традиции, которые должны быть положены в основу отношений. В то же время руководство Иракского Курдистана не было довольно тем фактом, что Корпус Стражей Исламской Революции нарушает границы и суверенитет Ирака в ходе борьбы с курдами-экстремистами и призвал к переговорам в случае возникновения конфликта на пограничных территориях. В ответ офицер из КСИР заявил, что Иран будет продолжать военные действия против боевиков ПСЖК на границе до тех пор, пока правительство Ирака не введет свои войска в Курдистан. После этого последовали встречи посла Ирана в Ираке и министра иностранных дел Ирака для решения этой проблемы.

При нынешнем президенте Ирана Х. Рухани отношения между двумя странами в большей мере развиваются в сфере обороны и безопасности. Это связано с появлением на Ближнем Востоке террористической организации "Исламское государство Ирака и Леванта" (ИГИЛ). В 2014 году состоялась встреча министров обороны Ирака и Ирана, Х. Аль-Обейди и Х. Дехкана соответственно, по вопросу укрепления отношений в области безопасности для совместного противостояния ИГИЛ. Начались военно-воздушные операции Ирана против баз террористов, расположенных на востоке Ирака. Официальные представители Ирана заявляли, что Иран не хочет быть свидетелем распада Ирака, поскольку это повергнет весь ближневосточный регион в хаос. Военная помощь Ираку оказывается в соответствии с принципом территориальной целостности и национального единства страны. Для сохранения своего влияния в Ираке в условиях борьбы с террористами Иран снабжал оружием лояльные ему части иракского населения. Речь идет о шиитах и курдах. Согласно президенту Иракского Курдистана М. Барзани, Иран был одним из первых государств, которые предоставили курдам вооружение и амуницию. Также некоторые иранские курды в основном из "Демократической партии Курдистана" присоединились к отрядам Пешмерга для борьбы с боевиками. Иран придерживается стратегии участия во внутренних делах Ирана, но с минимальным прямым вмешательством. Такая стратегия наилучшим образом служит интересам Ирана. В начале кризисной ситуации в стране Рухани с уверенностью заявлял, что Иран никогда не направлял свои войска в Ирак и вряд ли в ближайшее время это случится. Оказывая косвенную поддержку иракским силам, которые борются против ИГИЛ, Иран мог играть ключевую роль в антитеррористической борьбе, в то же время, не посягая на национальное единство страны. Прямое вмешательство Ирана могло привести к вспыхиванию националистических движений среди иракского народа, включая и шиитов, что в конечном итоге могло закончиться образованием трех отдельных государств по религиозно-этническому принципу: курдского, шиитского и суннитского. Такой вариант развития событий мог подорвать стабильность во всем регионе, что не устраивало Иран. Таким образом, Иран придерживался наиболее выгодной позиции - поддерживал не только центральной иракское правительство, но также шиитов и курдов. В 2013 году было заключено двустороннее соглашение о поставке вооружения Ираку. Однако удалось ли в полном объеме выполнить поставку или нет точно неизвестно из-за режима западных санкций против Ирана, по которому Ираку было запрещено приобретать у него оружие. Несмотря на это с возраставшей угрозой от ИГИЛ Иран начал ежедневно отправлять в Багдад около ста сорока тон военного вооружения, включая беспилотные летальные аппараты для наблюдения.

Помимо взаимодействия в военной сфере, дипломатические и экономические связи продолжают развиваться. В 2014 году на встрече министров иностранных дел Ирака и Ирана удалось договориться о применении Алжирских договоренностей 1975 года для окончательного решения вопроса о земной и водной границе. Министр иностранных дел Ирана М. Зариф подчеркнул, что Иран и Ирак имеют исторические тесные связи, которые основаны на религиозной, географической, политической и культурной общности. Что касается экономики, то в 2013 году объем торговли достиг двенадцати миллиардов долларов. Ирак входит в пятерку крупных торговых партнеров Ирана. Ирак представляет собой обширный экспортный рынок. Товары, которые экспортируются в Ирак, включают продовольственную продукцию, строительные материалы, промышленные товары. Говоря о нефтяной и газовой отрасли, то в этой сфере в 2014 году страны подписали соглашение об экспорте двадцати пяти миллионов кубических метров природного газа в Ирак. Секретарь Высшего Совета национальной безопасности Ирака на встрече с министром нефтяной промышленности Ирака Абделем Махди подчеркнул необходимость и важность углубления экономической кооперации стран.

Согласно Доктрине национальной безопасности Ирана, улучшение отношений с соседними государствами является одним из приоритетов внешней политики. Ирак, являясь ближайшим соседом, еще представляет и стратегический интерес для Ирана. Многосторонние ирано-иракские отношения результат исторических процессов, происходивших в регионе. Нынешнее иранское руководство, придерживаясь подхода "win-win", уверено, что обеспечит себе надежного партнера в лице Ирака. Взаимодействие этих стран нельзя рассматривать только как союз солидарности шиитов или как альянс против суннитских монархий Персидского залива. Иран преследует стратегические интересы такие, как безопасность, региональная стабильность, сотрудничество в сфере культуры, торговля, инвестиционные возможности. Прагматизм внешнеполитического курса Тегерана в отношении Ирака свидетельствует о большом потенциале дальнейшего усиления политического и экономического взаимодействия.

 
Оригинал текста доступен для загрузки на странице содержания
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   Загрузить   След >