Отношения Ирана с Палестиной и Израилем

"Израиль должен быть стерт с карты мира". Это высказывание Махмуда Ахмадинежада точно описывает отношение Ирана к Израилю в годы его президентства (2005-2013). Внешнеполитический курс Ахмадинежада отличался религиозным фанатизмом и особой ненавистью к Израилю. Мировое сообщество было обеспокоено громкими заявлениями против Израиля, понимая, что Иран вряд ли сможет применить свой ядерный потенциал, а выгоды от поддержки палестинцев довольно сомнительны. Однако на протяжении своего президентского срока Ахмадинежад проводил многочисленные конференции, посвященные критике Израиля. К примеру, в 2006 году прошла конференция "Мир без сионизма", центральной темой которой было отрицание Холокоста и обвинение Израиля в использовании этого исторического события в популистских целях, чтобы заручиться поддержкой. Кроме этого, президент Ирана критиковал арабские страны, которые признавали существование Израиля легитимным - "Исламский народ не может позволить своему историческому врагу жить в сердце Исламского мира с гарантированной безопасностью". Стоит отметить, что политическая элита Ирана не поддерживала подобную антиизраильскую риторику президента, поскольку полагала, что это в большей степени вредит самому Ирану, нежели Израилю и его союзникам. Так, самая крупная реформистская политическая партия Ирана "Фронт Мошарекат" заявляла, что такая открытая жесткая риторика не принесет выгоды ни Ирану, ни палестинцам, а только поспособствует созданию Израилем и Западом союза против Ирана. Более того, антисемитская позиция Ирана ставит под угрозу возможность некоторых арабских государств развивать сотрудничество с Израилем. В 2008 году к всеобщему удивлению Ахмадинежад сделал заявление, что Иран примет любое решение палестинцев в отношении урегулирования арабо-израильского конфликта, даже если это будет решение о создании двух независимых государств. Главное, чтобы решения принимались в ходе свободных референдумов Палестины. Однако скептически настроенные политические деятели рассматривали в этом заявлении иранского президента попытку манипулировать международным сообществом.

Камнем преткновения в ирано-израильских отношений является Иранская ядерная программа. Израиль опасается, что в случае если Ирану удастся создать ядерное оружие, он сможет изменить правила игры и спровоцировать гонку ядерного вооружения на Ближнем Востоке. Также стоит отметить, что страны, к примеру, Саудовская Аравия, которые конкурируют с Ираном в регионе, могут начать свой процесс по созданию оружия массового уничтожения. Такой расклад никак не может устраивать израильское руководство, поскольку создает угрозу национальной безопасности. Израиль не может допустить превращения Ирана в региональную силу. В противном случае, можно предположить, что ХАМАС и Хизбалла также усилят свое влияние. Беспокойство израильских властей обусловлен тем, что Иран сможет "предоставить ядерную бомбу одному из своих ближайших союзников, скорее всего Хизбалле" или же перейти к открытой атаке Израиля. В свете вышеизложенного, неслучайно, что премьер-министр Израиля Б. Нетаньяху рассматривал Иран, как внешнюю угрозу, сравнив в 2008 году Ахмадинежада с Гитлером. В то же время, Израильское разведывательное ведомство было не согласно с позицией Нетаньяху о том, что президент Ирана представляет реальную опасность израильскому режиму, поскольку окончательные решения по вопросам внешней политики принимаются именно Верховным лидером Хаменеи. Вариант начала военных действий со стороны Израиля против Ирана рассматривается, как невозможный. Атака Израиля может привести к затяжной войне не только с Ираном, но и с его союзником - Сирией. Таким образом, возникает вопрос, является ли Иран действительно реальной угрозой национальной безопасности Израиля. От ответа на этот вопрос зависит необходимость и целесообразность проведения военной операции Израилем для уничтожения иранских ядерных объектов.

Важно отметить, что напряженные отношения у Ирана складывались в годы правления Ахмадинежада не только с Израилем, но и с Палестинской Национальной Администрацией (ПНА). Президент Ирана критиковал действия главы ПНА М. Аббаса за участие в мирных переговорах с израильской стороной. В 2010 году в Вашингтоне состоялась встреча, посвященная вопросу урегулирования арабо-израильского конфликта, между Аббасом и Нетаньяху. Ахмадинежад говорил о бесполезности этих переговоров и, что судьба Палестины должна решаться на палестинской земле, а не на территории других государств.

Провокационные заявления президента Ирана в адрес и Израиля, и ПНА привели к конфликту с шиитскими религиозными деятелями, которые обвиняли Ахмадинежада в борьбе за власть с Верховным лидером, тем самым пытаясь ограничить властные полномочия представителей духовенства. Как выразился исследователь из Центра Карнеги К. Саджадпур: Ахмадинежад "…видел себя лидером революции…Его не устраивала роль лишь президента…". Но в Иране есть место только для одного лидера. Согласно Конституции ИРИ, эту роль выполняет Верховный лидер, а не президент.

Таким образом, антиизраильская риторика Ахмадинежада, его критика действий руководства Палестинской Администрации ставили под угрозу не только репутацию страны на международной арене, но и внутреннюю стабильность политической системы. Приход к власти в 2013 году президента Х. Рухани, приверженца более умеренных взглядов, дал надежду на реабилитацию имиджа Ирана в глазах мирового сообщества и налаживание отношений с Западом и Израилем.

До сегодняшнего дня официальной позицией Исламской Республики остается непризнание Израиля легитимным государством. Несмотря на это, антиизраильская риторика при Рухани смягчилась. В средствах массовой информации президент Ирана поздравил всех евреев с наступлением Нового года, а также Тегераном была предоставлена финансовая помощь Еврейскому госпиталю. Эти шаги свидетельствуют о постепенном отходе от конфронтационной политики в сторону более гибкого и мирного внешнеполитического курса. Однако тесные контакты с Хизбаллой на юге Ливана и с палестинскими активистами по-прежнему поддерживаются. Рухани сравнивает сионистский режим с "опухолью, которую необходимо удалить". Верховный лидер Хаменеи весьма категоричен в своих высказываниях об Израиле. Известно его сравнение Израиля со "злой бешеной собакой" за несколько часов до начала переговоров в Женеве по вопросу иранской ядерной программы в 2013 году. С уходом Ахмадинежада с поста президента отрицание Холокоста иранским руководством не прекратилось. Безусловно, конференции и публичные выступления о развенчании мифа о Холокосте не проводились при Рухани, однако среди иранского общества бытовала убежденность, что Холокоста никогда не было в истории человечества. Эту линия активно поддерживал Верховный лидер Ирана Хаменеи. Шеф-редактор иранской газеты "Каихан", которая находится под контролем Хаменеи, писал, что "Холокост - это не что иное, как миф, выдуманный сионистами… Нет и капля сомнения, что история про Холокост полная ложь". Так, у Израиля и его союзника, США, складывается мнение, что по своей сути Ахмадинежад и Рухани ни чем не отличаются, различие лишь в манере подачи. Подчеркивая в своей инаугурационной речи необходимость перехода к концепции "умеренности и мудрости" во внешней политике, по факту никаких действий, подтверждающих обещания президента, пока не последовало, как уверены западные эксперты. Премьер-министр Израиля Нетаньяху настаивал на усилении давления и санкций в отношении Ирана, полагая, что внешнеполитический курс Рухани является продолжением курса Ахмадинежада. Однако являющийся в то время президентом Израиля Шимон Перес не был так скептически настроен, считая, что приход к власти Рухани изменит к лучшему двусторонние отношения. Кабинет премьер-министра опасается дальнейшего обогащения урана иранской стороной в целях создания ядерного оружия и нанесения удара по Израилю. В своем интервью газете "Аль-Шарк Аль-Аусат" Рухани отметил, что иранская ядерная программа носит исключительно мирный характер, однако из-за недоверия со стороны Израиля Совет Безопасности ООН принимает неэффективные меры, направленные против Ирана. Иран, в свою очередь, стремится достичь понимания между странами посредством диалога.

В отношении решения арабо-израильского кризиса иранское руководство придерживается позиции, что для мирного урегулирования кризиса необходимо полное восстановление в правах палестинцев. Иран будет продолжать помогать Палестине в разрешении конфликта. Несмотря на то, что отношения с ХАМАС у Ирана осложнились после начала конфликта в Сирии, обе стороны едины во мнении о необходимости сопротивления сионизму. Заместитель министра иностранных дел Ирана Хосейн Амир Абдоллахиан заявил в интервью Иранскому новостному агентству, что поддержка Палестины должна быть приоритетом для всего исламского мира.

 
Оригинал текста доступен для загрузки на странице содержания
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   Загрузить   След >