Множественность лиц в обязательстве

Участники обязательства. Простой случай обязательственного отношения, с точки зрения числа его участников, это тот, когда в нем учавствуют один кредитор (creditor – reus stipulandi) и одн должник (debitor – reus promittendi). «Reus» от слова «res» сна­чала означало учавствующего в деле, т.е. как на активной, так и на пассивной стороне; лишь позднее за словом «reus» сохранилось зна­чение ответчика в гражданском деле, подсудимого – в уголовном деле. «Promittere» значит обещать, принимать на себя обязатель­ство; «stipulari» значит выговорить в свою пользу, притом не только по стипуляции, но и по любому виду обязательства: должник обещает, кредитор «стипулирует».

Но есть обязательственные отношения, более сложные по числу участников: с несколькими должниками, с несколькими кредиторами.

Долевые обязательства. Если предмет обязательства был делим, то, вообще говоря, обязательство дробилось между несколькими уча­стниками. Источники, а именно Кодекс Юстиниана, а еще раньше Павел возводят это правило к законам XII таблиц: «По законам XII таблиц наследственные долги делятся автоматически на доли».

Долевая ответственность действует во всех случаях, когда она зконом или договором не устранена. Nomina ipso iure divisa, так гласит правило. Nomen – буквально имя, запись имени должника в книге римского домохозяина, отсюда nomen – долговое требование, долг.

Ответственность солидарная и множественная. Если желали воз­ложить ответственность на каждого из должников во всем объеме или предоставить право требования каждому из кредиторов во всем объ­еме, то это должно было быть положительно оговорено в сделке (до­говоре, завещании). В таком случае наступала отвественность in solidum (буквально - целиком): каждый из нескольких субъектов обя­зательства обязан был исполнить целиком или вправе был требовать целиком, с тем, однако, что обязательство подлежало исполнению только единожды.

Тут мы имеем дело с той разновидностью совокупных обяза­тельств, которые называются солидарными. В этом отношении солидар­ные обязательства отличаются от другой разновидности совокупной ответственности, при которой наступало умножение ответственности. Например, если несколько человек убили раба, или если несколько человек бросили бревно и задавили раба, то по закону Аквилия (ок.289 г.до.н.э.) имущественная отвественность возлагалась на ка­ждого из соучастников. Это положение, освященное авторитетом ста­рореспубликанских юристов (auctoritate veterum), покоилось на том, что в данном случае ответственность носила штрафной характер. «Ex lege Aquilla quod alius praestitit, alium non revelat, cum sit poena» – «то, что один уплатил по закону Аквилия, не освобождает другого, поскольку речь идет о штрафе, о наказании». То же самое наступает по actio furti при ответственности нескольких лиц, со­вместно совершивших кражу. Эта кумулятивная ответственность была исключением; в других деликатных исках, не носивших штрафного ха­рактера, наступала отвественность не по принципу умножения отвест­венности соучастников, а солидарная.

Обязательства солидарные и корреальные. До сравнительно не­давнего времени толкование источников производилось таким образом, что солидарная ответственность различалась двух видов:

  • 1. Солидарная в тесном смысле слова, когда удовлетворение, по­лученоне кредитором от одного из совокупных должников или одним из совокупных кредиторов от должника, погашало обязательство.
  • 2. Корреальная, когда предъявление иска кредитором к одному из совокупных должников или одним из совокупных кредиторов к должнику погашало обязательство.

Слово «корреальный» происходит оттого, что источники говорят о «duo rei» или «correi», т.е. о двух участниках или соучастниках обязательства.

При наличии нескольких солидарных (а в отвественных случаях, корреальных) должников говорят о пассивной солидарности (корреаль­ности), а при наличии нескольких солидарных (а в соответственных случаях, корреальных) кредиторов говорят об активной солидарности (корреальности). Наибольшее практическое значение имеет пассивная солидарность (корреальность).

А место подсудности определяется принадлежностью лица к той или иной общине, либо местом жительства должника. Кроме того, лю­бой иск может быть, независимо от гражданства или места житель­ства, предъявлен в Риме по принципу Roma communis nostra patria est – Рим наше общее отечество.

Если в договоре обусловлено место исполнения, допустим Эфес, а иск предъявлен в соответствии с только что приведенным правилом в Риме, то истец обязан в своем исковом требовании упомянуть о месте исполнения, Эфесе, в противном случае считалось, что он допустил в своем исковом требовании стеснение прав ответчика в виде plus petrio loco (излишнее, неправильное требование истца в отношении места), а это влекло за собой отказ в иске (Гай. 4. 53-а).

 
Оригинал текста доступен для загрузки на странице содержания
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   Загрузить   След >