Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Гуманитарные arrow История arrow
Ш. Марджани

Просветительская деятельность Ш. Марджани

В условиях России догматические нормы ислама и шариата в XIX в. все более приходили в противоречие с реальной жизнью. Первыми религиозными деятелями, взорвавшими спокойствие исламского фундаментализма, стали Абу-Наср-Аль-Курсави (1783-1814 гг.) и Шигабутдин Марджани (1818-1884 гг.) - критики религиозной схоластики, авторы серии трудов по теологии, истории, философии, ряда литературных произведений. Аль-Курсави и Марджани одними из первых осознали и отстаивали необходимость широкого (религиозно-светского) образования для народных масс. Идеи Аль-Курсави и особенно Марджани нашли многих последователей в богословских кругах Поволжья и Южного Урала, особенно среди шакирдов своих медресе. Знамя первых реформаторов подхватили джадиды. Движение джадидов сформировалось во второй половине XIX в. и объединило многих образованнейших представителей нации под общими лозунгами реформации религии, образования и, наконец, общественной жизни.

На начальном этапе развития реформаторского движения мусульманская, прежде всего, татарская интеллигенция стремится к скорейшему развитию интеллектуального базиса народа и подъему его до европейского уровня. Публикуются переводы с арабских, турецких и европейских религиозных и светских произведений, наряду с серьезной литературой печатаются героические сказки, легенды, эссе и даже анекдоты. Например, татарский просветитель Каюм Насыри (1825-1902) разработал азбуку и грамматику татарского языка, татарский, татарско-русский и русско-татарский словари, учебники по арифметике, геометрии, географии, истории, этике[5,6]. В тогдашних ученых кругах и учебных заведениях татарский язык был в совершенном пренебрежении. Во второй половине и особенно в последней четверти XIX в. движение джадидов окрепло настолько, что им удалось провести реформацию в образовании. Наряду со старыми центрами высшего образования, старометодными (схоластическими) медресе в Казани, Уфе, Оренбурге, Кашгаре, Мержене, Курсе, Сатыше и др. были открыты десятки других, где процесс образования строился по новому методу (усулуджадиде) [2].

В 70-80-х гг. XIX в. просветительские тенденции в мировоззрении Ш. Марджани начинают преобладать над религиозно-реформаторскими. В его творчестве происходит смещение акцента в сторону просветительской идеалогии. В это время деятельность Ш. Марджани сливается с татарским просветительским движением.

Высоко оценивая научное знание, Ш. Марджани считал его не противоречащим религиозному, а существующим наряду с ним. Он пытался решить проблему соотношения веры и знания не за счёт дискредитации знания, как большинство улемов н мударрисов того времени, а путём установления между верой и знанием своего рода мирного сосуществования.

Он полагaл, что популяризация и изучение светских наук определяет движение общества вперёд, в то время как религия ведёт к нравственному совершенствованию общества. "Наука, - по его определению, - есть абсолютное совершенство, принадлежащее достоинствам обладателя истины.

Рационалистические идеи пронизывали и общественно-политические воззрения Ш. Марджани. Ее религиозное свободомыслие не доходило до прямого отвержения мусульманской догматики. Тем не менее консервативно настроенные муллы осознали угрозу его взглядов устоям религии. Одним из принципов его педагогической концепции стало стремление научить своих учеников мыслить самостоятельно, что коренным образом отличало его метод преподавания от господствующего догматизма и авторитаризма в традиционной мусульманской школе.

Просветительские идеи Ш. Марджани в 70-80-х гг. XIX в. охватывают самые различные стороны обновления общественной жизни татарского народа. Они включают идеи о необходимости получения татарским населением светского образования, усвоения прогрессивного наследия прошлого (античной, арабской мысли) и настоящего (русской и западноевропейской культуры). Квалифицируя знание русского языка как сорок первую заповедь татарина-мусульманина, Ш. Марджани писал о необходимости знать три вещи - язык, письмо и законы государства, где живешь.

Учёного заботят и вопросы воспитания национального самосознания татарского народа. Обращение к истории своего народа было проявлением его гуманистическо-просветительских устремлений. Ш. Марджаии был первым татарским историком, который обратился к проблеме этногенеза татар. До второй половины XIX в. в народе было сильно мусульманское самосознание. Ш. Марджани дал толчок к осознанию татарами себя как нации. Под влиянием Ш. Марджани происходило переосмысление религиозного и этнического компонентов в самосознании народа. Он писал: некоторые из наших соплеменников считают пороком называться татарином, избегая этого имени, и заявляют, что мы не татары, мусульмане... Бедняги! Если ты не татарин и не араб, таджик и не пруссак и немец, кто же ты?

В своих трудах и проповедях он призывал осваивать прогрессивное наследие предков: древнего Булгара, Золотой Орды, Казанского ханства. Он написал труд "Мустафад ал-ахбар фи ахвал Казан и Булгар" ("Кладезь сведений о делах Казани и Булгара"), посвящённый истории Волжско-Камской Булгарии и Казанского ханства, создал первую документальную картину истории булгаро-татарских государств, органов самоуправления, основных населённых пунктов, мечетей и улемов. Он заявил, что татары составляют единую нацию, выступал за реформу Духовного собрания, придание ему функций образовательного и духовного центра.

В просвещении народов, развитии науки, знаний, воспитании образованной и высоконравственной личности,в усвоении духовного наследия прошлого и настоящего Ш. Марджани усматривал путь культурного развития своего народа, имея цель поставить его на одну ступень с современными цивилизованными народами мира.

-80-е гг. XIX в. - это время близкого знакомства Ш. Марджани с русской культурой, учёными-востоковедами Казанского университета. Марджани хорошо знал профессора И.Ф.Готвальда, академика В.В.Радлова, профессора А. Казембека, первого востоковеда среди женщин О.С. Лебедеву и многих других русских учёных. Через своего ученика Х. Фаизханова он устанавливает сотрудничество с В. Вельяминовым-Зерновым и шейхом ат-Тантави - известными петербургскими востоковедами. Многим импонировало то, что Ш. Марджани прекрасно владел восточными языками, обладал обширными познаниями в области восточной культуры. Поэтому иностранных учёных, посещавших Казань, профессор И.Ф. Готвальд знакомил с Ш. Марджани как с одним из лучших представителей татарских учёных. Однако он, будучи в приятельских отношениях с Ш. Марджани, препятствовал как цензор изданию его книг.

Ш. Марджани в марте 1876 г. принял у себя дома в Татарской слободе всемирно известного учёного, автора труда "Жизнь животных" А.Брема, который говорил по-арабски, удивив и своего собеседника, и шакирдов в медресе.

Ш. Марджани первым из мусульманских учёных был избран в Общество археологии, истории и этнографии при Казанском университете, активно участвовал в его деятельности. Его фигура в белой чалме и зелёном чапане часто привлекала внимание русских учёных на заседаниях этого общества. В 1877 г. в Казани проходит IV Всероссийский съезд общества, на который съезжаются около 300 учёных из многих городов России и из-за рубежа. 13 августа на съезде академик В.В. Радлов прочитал на русском языке доклад Ш. Марджвни по истории Булгара и Казани. В 1884 г. этот доклад на татарском и русском языках был опубликован в материалах съезда.

Педагогическая работа Ш. Марджави - ещё одна страница его просветительской деятельности в широком смысле слова.

сентября 1876 г. в Казани открылась Татарская учительская школа с восьмилетним обучением. Школа готовила учителей начальных классов из татар. Преподавание велось на русском языке, исключая урок шариата. Ш. Марджани первым из татарского мусульманского духовенства согласился на предложение инспектора школы В.Радлова преподавать в ней вероучение. На открытии школы он выступил с приветственной речью, в которой призывал татар к обучению в этой школе. В течение девяти лет Ш. Марджани преподавал в Татарской учительской школе, входил в её педагогический совет. Однако в результате разногласий с инспектором и некоторыми учителями вынужден был оставить преподавание. За эту деятельность консервативные круги мусульманского духовенства называли Ш. Марджани миссионером, еретиком, вероотступником.

В своём медресе Ш. Марджани многие занятия вёл по собственной программе.

Просветительский горизонт Ш. Марджани расширили его путешествия в 1880-х гг. по России и странам Ближнего и Среднего Востока. В поисках материала для исторических исследований Ш. Марджани посещал древние развалины Булгара, татарские, русские, чувашские, мордовские сёла. 31 августа 1880 г. он из Казани отправляется в паломничество. Во время путешествия Ш. Марджани встречается с известными учёными и государственными деятелями того времени.

Значение наследия Ш. Марджани для татарской культуры велико и неоценимо. Его произведения, творческая деятельность свидетельствуют о бескорыстном служении своему народу.

Одним из принципов его педагогической концепции стало стремление научить своих учеников мыслить самостоятельно. Ш. Марджаии был предвестником джадидского движения в России, и именно он заложил его основы: реформу преподавания в медресе, усвоение татарским народом передовых достижений мировой культуры и науки [1].

 
Оригинал текста доступен для загрузки на странице содержания
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 
СКАЧАТЬ ОРИГИНАЛ
Ш. Марджани - ученый, просветитель, педагог