ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ИММУНИТЕТА ГОСУДАРСТВА

Широкое распространение концепции ограниченного иммунитета в праве и практике зарубежных стран привело к тому, что уже в 80-е годы количество исков, предъявляемых к СССР в иностранных судах, значительно возросло. В целом опыт, связанный с рядом дел, возникших за рубежом (прежде всего в США) по искам к СССР или к советским государственным органам, показал, что юридические средства защиты в иностранных судах концепции абсолютного иммунитета Советского государства ограничены, и, как правило, эффекта не дают. Закрепление ранее в советском, а ныне в российском законодательстве абсолютного иммунитета иностранного государства не ведет к автоматическому признанию иммунитета нашего государства в иностранных судах. Все это свидетельствует о том, что законодательство, основанное на концепции абсолютного иммунитета государства нуждается в изменении.

В этой связи под эгидой Центра частного права был разработан проект российского закона «О юрисдикционного иммунитете иностранного государства и его собственности» в 1998 году. [1] Переработанный вариант этого документа под названием Проект ФЗ «Об иммунитете государства» был подготовлен в 2000г. в рамках проекта Центра торговой политики и права.

При подготовке Проекта были учтены законодательные акты по вопросам иммунитета иностранного государства таких стран, как Австралия, Великобритания, Канада, Пакистан, Сингапур, США, ЮАР, а также судебная практика Австрии, Греции, Италии, ФРГ, Швейцарии и др. Принимались во внимание и результаты кодификационных работ, предпринятых в рамках международных органов и организаций, таких, как Комиссия международного права ООН, Организация Американских Государств, Ассоциация международного права.

Этот Федеральный Закон «Об иммунитете государства» устанавливает пределы юрисдикционного иммунитета государств в Российской Федерации, а также особенности ответственности Российской Федерации и субъектов Российской Федерации в отношениях с участием иностранных юридических лиц, граждан и государств.

Проект исходит из того, что «иностранное государство пользуется в Российской Федерации юрисдикционным иммунитетом за изъятиями, установленными» им. Введение нормы о возможности предъявления исков к иностранному государству (его органам) без его согласия ликвидирует ситуацию, когда для предъявления в российском суде иска к иностранному государству необходимо во всех случаях получить согласие этого государства.

В международно-правовой доктрине, международной практике признано, что иностранное государство вправе отказаться от юрисдикционного иммунитета. Поэтому Проект (ст. 4) предусматривает, что иностранное государство не пользуется юрисдикционным иммунитетом, если оно выразило согласие на осуществление юрисдикции российским судом в силу: а) международного договора; б) письменного соглашения, не являющегося международным договором; в) заявления в суде или письменного уведомления в рамках конкретного разбирательства.

В Проект (ст. 5) включено положение о презюмируемом отказе иностранного государства от юрисдикционного иммунитета. В частности, Проект закрепляет презумпцию того, что «иностранное государство добровольно согласилось на отказ от судебного иммунитета», если оно: а) явилось стороной разбирательства, возбужденного по его инициативе в российском суде; б) вступило в разбирательство существа дела или предприняло какое-либо иное действие по существу дела. Сходные положения закреплены в законодательных актах Великобритании (п. 2 § 2), Сингапура (п. 3 § 4), Пакистана (п. 3 § 4), Канады (п. 2 § 4), Австралии (п. 6 § 10) и др. [2].

Вместе с тем, в Проект включена норма (ст. 5 п. 2) о том, что «иностранное государство не рассматривается как отказавшееся от судебного иммунитета, если оно вступает в разбирательство в российском суде или предпринимает какое-либо другое действие с единственной целью: а) сослаться на иммунитет, или б) привести доказательства своего права в отношении имущества, которое является предметом разбирательства.

Проект (ст. 3) базируется на принципе, согласно которому иностранное государство пользуется иммунитетом в отношении деятельности при осуществлении суверенных функций государства.

Законодательство стран, воспринявших концепцию ограниченного иммунитета, исходит из того, что осуществление государством торговой деятельности, совершение им торговых сделок ведут к утрате государством юрисдикционного иммунитета. Законы Пакистана, Великобритании, Сингапура под торговой сделкой понимают: а) контракты о поставке товаров или предоставления услуг; б) договоры займа и другие сделки финансового характера, гарантии, поручительства; в) сделки или деятельность торгового, промышленного или подобного характера, в которую государство вступает или с которой государство связано иным образом, чем при осуществлении суверенных функций. Такой же позиции придерживается Проект Комиссии Международного права (ст. 10) и Европейская конвенция об иммунитете государств от 16 мая 1972г. [3]

Учитывая, что в российском законодательстве отсутствует определение термина «торговая (коммерческая) сделка», а ГК РФ (ст. 2) определяет понятие предпринимательская деятельность», Проект (ст. 9) устанавливает, что «иностранное государство не пользуется в Российской Федерации судебным иммунитетом по спорам, возникшим при осуществлении этим государством предпринимательской деятельности». В качестве ограничительного признака такой деятельности, влекущей утрату права на юрисдикционный иммунитет, в Проекте использован критерий осуществления суверенных функций (ст. 9 п. 2).

Проект также особо выделяют ряд других разбирательств, в отношении которых юрисдикционный иммунитет иностранному государству не предоставляется. К числу таких изъятий относятся разбирательства относительно находящегося на территории России недвижимого имущества и обязательств, связанных с ним (ст. 11), трудовых споров с участием работников, являющихся российскими гражданами, и работников, имеющих постоянное местожительство на территории России (ст. 14), споры о возмещении вреда, причиненного жизни и здоровью, а также вреда, причиненного имуществу (ст. 12), споры в области интеллектуальной собственности (ст. 13), споры относительно государственных торговых судов (ст. 15) и некоторые другие.

В Проект внесено следующее положение: если иностранное государство заключило в письменной форме арбитражное соглашение (арбитражную оговорку), то признается, что оно добровольно согласилось на отказ от юрисдикционного иммунитета по вопросам, касающимся осуществления российским судом функций в отношении арбитража (ст. 7).

Проект содержит нормы, специально посвященные обеспечительным мерам и исполнительным действиям в отношении имущества иностранного государства. Введение этих норм обусловлено тем, что и доктрина, и судебная практика различных стран признают возможность и самостоятельность правового режима судебного иммунитета, иммунитета от принятия мер по обеспечению иска и иммунитета от исполнения судебного решения.

В Федеральном законе определены виды имущества иностранного государства, являющееся его собственностью, которые пользуются полным иммунитетом от применения обеспечительных мер и исполнительных действий (ст. 17): «а) имущество (включая денежные средства, находящиеся на банковском счете), используемое или предназначенное для осуществления функций дипломатических представительств иностранного государства или его консульских учреждений, специальных миссий, представительств при международных организациях, делегаций иностранного государства в органах международных организаций либо на международных конференциях; б) имущество военного характера или имущество, используемое либо предназначенное для использования в военных целях; в) культурные ценности или архивы, не выставленные на продажу или не предназначенные для продажи; г) имущество, являющееся частью экспозиций выставок, которое представляет научный, культурный или исторический интерес, и не выставленное на продажу либо не предназначенное для продажи».

Дела с участием иностранного государства рассматриваются российскими судами по правилам судопроизводства Российской Федерации, включая правила о подсудности, действующие в отношении юридических лиц, в частности иностранных юридических лиц, если иное не предусмотрено данным Федеральным законом или другими федеральными законами (ст. 18).

Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем те, которые предусмотрены данным Федеральным законом, применяются правила международного договора (ст. 28).

  • [1] «Норма права» - «Приложение к газете «Экономика и жизнь» -1998, №36 (38), сентябрь (октябрь).
  • [2] Хлестова И. О. Вопросы иммунитета государства в законодательстве и договорной практике Российской Федерации. Проблемы международного частного права / под ред. доктора юридических наук И. И. Марышевой. – М.: юридическая фирма КОНТРАКТ, 2000. С. 81
  • [3] там же. С. 82
 
Оригинал текста доступен для загрузки на странице содержания
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   Загрузить   След >