Виды иммунитетов государства

Принято различать следующие виды иммунитетов государства:

Иммунитет от действия законодательства иностранного государства. Этот вид иммунитета обеспечивается такими составными частями суверенитета, как независимость и равенство государств. Действительно, если государство независимо и обладает верховенством, то невозможно без его согласия подчинить его действия иностранному закону, кроме собственного. Действия государства определяются его внутренним правопорядком и нормами международного права, но никак не законами другого государства. Отсюда следует, что в гражданско-правовых отношениях государство подчиняется только собственному законодательству, если оно не согласилось на иное. Вследствие этого при заключении государством частноправовой сделки с иностранным физическим или юридическим лицом в случае, если стороны не определили применимое к их отношениям право (т. е. отсутствовала явно выраженная воля государства), договор будет регулироваться нормами данного государства.

Государство может согласиться на применение к соответствующему гражданско-правовому договору с его участием иного правопорядка, нежели его собственный, однако такое согласие должно быть явно выраженным. При этом подразумевается, что автономия воли сторон в таких ситуациях должна трактоваться неограниченно. Гражданско-правовое обязательство суверена не может подпадать под действие иностранного закона, если государство не согласилось на выбор такого иностранного правопорядка. С согласия государства в сделке (договоре) могут быть сформулированы изъятия из принципа иммунитета от подчинения иностранному законодательству. В то же время подобные исключения из общего правила не могут трактоваться расширительно, а должны реализовываться в строгом соответствии с оговорками, сделанными непосредственно в самом соглашении.

Некоторые авторы (например, С. И. Иванов) выделяют помимо этого и налоговый иммунитет. Однако считается, что налоговый иммунитет и есть частное проявление реализации иммунитета от подчинения государства действию иностранных законов (в данном случае налогового законодательства).

Показательной в этом плане является судебная практика США.

В 1812г. Верховный суд принял решение по делу «шхуны «Иксчейндж». Суд отказал в решении по этому делу в иске американским гражданам, которые требовали восстановить их в правах собственности на эту шхуну, ранее реквизированную Францией и ставшую частью ее морского флота. Вынося решение, судья Маршалл заявил, что хотя все суверены обладают правами территориальной юрисдикции, они не распространяют действие этих прав на других суверенов. Долгое время это решение считалось руководящим для американских судов.[1]

Постоянная палата международного правосудия в Гааге 12 июня 1929г., разрешая дела о займах соответственно югославского и бразильского правительств («дела о сербских и бразильских займах»), размещенных среди французских граждан, признала, что вопрос о силе «золотой оговорки» по этим займам подчинен законам Югославии и Бразилии, а не французскому законодательству, т. к. «к особенностям суверенного государства относится то, что оно не предполагается подчинившим существо и действительность своих обязательств иному закону, нежели своему собственному»

Таким образом, ни одно государство не может требовать от иностранного государства подчинения «чужому» законодательству. В силу этого при заключении международно-правовых договоров государства особо оговаривают подобного рода аспекты своих отношений.

Судебный иммунитет.

В широком смысле слова этот вид иммунитета включает в себя:

  • · Иммунитет от предъявления иска в иностранном суде;
  • · Иммунитет от предварительных действий;
  • · Иммунитет от предварительного исполнения решения.

Здесь необходимо заметить, что современные законы об иммунитете некоторых государств, хотя и устанавливают ограничение иммунитета, все-таки разделяют собственно юрисдикционный иммунитет (т. е. судебный иммунитет в узком смысле) и иммунитет от исполнительных мер. Например, в актах Австралии, Великобритании, Канады презюмируется, что согласие иностранного государства на подчинение местной юрисдикции не означает согласия с применением мер по предварительному обеспечению и принудительному исполнению судебного решения.

Иммунитет от предъявления иска принято именовать судебным иммунитетом в узком смысле слова. Этот вид иммунитета означает, прежде всего, неподсудность государства иностранному суду. Каждое государство имеет право искать в суде, т. е. само предъявить требование в суде иностранного государства к физическому или юридическому лицу. Однако заявление иска к государству в иностранном суде, как правило, невозможно, если только само государство не согласилось на подчинение юрисдикции соответствующего государства. Такое согласие может быть выражено индивидуальным актом, т.е. выдано специально применимо к данному случаю.

Правило о непредъявлении иска в суде к иностранному государству распространяется на все категории исков, будь то иски, заявляемы непосредственно государству – in personam (т.н. прямые иски), или косвенные иски – in rem, когда требование связано, например, с имуществом, принадлежащим государству. Типичным примером в этом плане являются требования по поводу государственных морских или воздушных судов.

Иммунитет от предварительных действий.

Согласно иммунитету суд, рассматривающий частноправовой спор с участием иностранного государства, не вправе применять любые меры по предварительному обеспечению иска, так как такие меры носят принудительный характер. Часто меры по обеспечению иска рассматриваются и принимаются судом еще до возбуждения и слушания дела с участием государства. В любом случае, если такие меры касаются государства и его собственности (арест государственных счетов в иностранных банках, опись имущества, ограничение права государства пользоваться своим имуществом и пр.), то с точки зрения иммунитета они не допустимы.

Иммунитет от принудительного исполнения решений иностранного суда.

В отношении государства и его собственности не могут быть приняты какие-либо принудительные меры по исполнению иностранного (арбитражного) решения любыми органами этого и любого другого иностранного государства.

Однако в ходе многолетней практики выработались определенные исключения из этого правила, которые позволяют, в случае отказа иностранного государства от исполнения судебного решения, применять принудительные меры в отношении собственности последнего. Даже, если государство добровольно приняло участие в иностранном судебном процессе, решение может быть выполнено им только добровольно. Например, меры по исполнению судебного решения могут применяться в случае добровольного согласия иностранного государства на осуществление принудительных мер, выраженного в международном соглашении, в письменном контракте или в заявлении на судебном разбирательстве по конкретному делу. Следует отметить, что одно лишь согласие иностранного государства на осуществление юрисдикции еще не предполагает его согласия на применение принудительных мер в отношении его собственности по решению суда. Иными словами, для применения мер по исполнению или обеспечению судебного решения суд должен получить отдельное согласие иностранного государства.

Иммунитет собственности государства означает правовой режим неприкосновенности собственности, находящейся на территории иностранного государства. Юридическим содержанием данного вида иммунитета является в конечном итоге запрещение обращения взыскания и принудительного изъятия имущества, принадлежащего государству. Собственность пользуется иммунитетом независимо от наличия судебного разбирательства. Она пользуется иммунитетом даже, если находится во владении лица, которое не обладает иммунитетом. Это предопределяет выделение вопросов собственности в качестве самостоятельного элемента содержания иммунитета, что подтверждается судебной практикой. Например, получившее признание решение английского суда по делу судна «Cristina» (1938г.) подчеркивает, что независимо от того, является ли суверен стороной в процессе или нет, суды не могут выносить решение о захвате или задержании собственности, которая ему принадлежит или находиться в его владении или под его контролем.[2] На такой позиции основываются и международно-правовые акты.

Однако если собственность государства используется в коммерческих целях, то на нее не распространяются положения об иммунитете собственности государства, что предусматривается и в разработанном Комиссией международного права проекте статей о юрисдикционных иммунитетах государства и их собственности, и в законах об иммунитетах иностранного государства, действующих в ряде других государств.

В Великобритании, Канаде, США, Австралии, Сингапуре иностранному государству не предоставляется иммунитет от исполнительных действий в отношении собственности, которая используется в торговых целях.

Вместе с тем существуют вида собственности иностранного государства, которым предоставляется полный иммунитет от предварительных мер и исполнительных действий: дипломатические и консульские помещения и другая собственность государства, используемая для ведения дипломатической и консульской деятельности их представительств, консульств, специальных миссий и т.д., иммунитет которых закреплен в Венской конвенции о дипломатических сношениях 1961г., Венской конвенции о консульских сношениях 1963г., Конвенции о специальных миссиях 1969г. Иммунитет этой категории собственности, включая банковские счета, предусматривается и в статье 19(1)проекта Комиссии международного права (Великобритания, Пакистан и др.).

Иммунитетом от предварительных мер и исполнительных действий пользуется и собственность, которая используется или предназначена для использования в связи с военной деятельностью или является военной по своей природе, либо находится под контролем военных властей (Канада, США, Австралия).

В отличие от других документах по иммунитету государства, в проекте Комиссии международного права выделены еще две категории собственности, к которым не могут применяться принудительные меры: собственность, «представляющая часть культурного достояния иностранного государства или часть его архивов», не выставленная на продажу, и собственность, «составляющая часть выставки объектов научного, культурного или исторического значения», не выставленная на продажу. [3]

Режим неприкосновенности государственной собственности тесно связан с международно-правовой доктриной «акта государства», согласно которой суды одного государства не должны выносить решения относительно актов правительства другой страны, совершенных на ее территории. Если государство, приобрело собственность на основе акта, принятого на своей территории, ни один иностранный суд не вправе обсуждать правомерность принадлежности собственности. Иммунитет собственности проявляется в том, что, если имущество находится во владении государства, которое заявило, что оно ему принадлежит, то никакие органы иностранного государства не могут проверять правомерность этого факта. В известном решении английского суда по делу «Лютер против Сегора», связанному с советской национализацией (1921г.), было отмечено: «Если Красин привез с собой эти товары в Англию и объявил от имени своего правительства, что они принадлежат русскому правительству, то…ни один английский суд не может проверять, соответствует ли такое заявление действительности. Подобное расследование противоречило бы международной вежливости в отношениях между независимыми суверенными государствами».[4]

Принцип иммунитета собственности иностранного суверена сформулирован у Дайси следующим образом: «Суд… не имеет юрисдикции в отношении рассмотрения исков или принятия иных процессуальных действий против какого-либо иностранного суверена. Иск или процессуальное действие в отношении собственности такого суверена считается применительно к данному правилу иском или процессуальным действием против такого суверена». «Никакое исковое требование или иное процессуальное действие не может иметь места в британском суде против иностранного суверена, собственность иностранного суверена не может быть подвергнута аресту или подвергнута взысканию, даже если речь идет о судне, занятом торговлей…»Далее Дайси различает два случая: а) собственность иностранного государства находится в руках представителя этого государства, и последний пользуется судебной неприкосновенностью; б) собственность иностранного государства находится в руках третьего лица, которое не пользуется судебной неприкосновенностью (иммунитетом). «Даже в последнем случае эта собственность пользуется неприкосновенностью в самом полном объеме, если только будет доказано, что она принадлежит суверенному государству…»[5].

Иммунитет сделок государства. Поскольку государство в силу иммунитета свободно от принудительных мер по осуществлению иностранных законов, административных распоряжений и пр., то из этого следует, что частноправовые отношения международного характера с участием государства, в частности, сделки, заключаемые государством с иностранными физическими или юридическими лицами, должны регулироваться правом этого государства, если только сами стороны не договорятся о применении иностранного права. Это правило давно уже сложилось в иностранной судебной практике.

Несмотря на то, что в дальнейшем данное правило, как и другие правила иммунитета, подвергалось ограничениям и сомнениям, оно существует до сих пор и находит закрепление в международных договорах. Наиболее важным подтверждением является Вашингтонская конвенция о порядке разрешения инвестиционных споров между государствами и иностранными лицами 1965г. Согласно ст. 42 инвестиционный спор с участием государства рассматривается на основе права, избранного сторонами; при отсутствии такого выбора – применяется право государства, выступающего в качестве стороны в споре.

  • [1] Афанасьев Е. М. Международное частное право. Глава 16. М.: Издательство «Норма», 2001. С. 91
  • [2] Международное частное право. Учебник / под ред. Г. К. Дмитриевой. М.- ПБОЮЛ Гриженко Е. М. (Проспект), 2001. С. 257
  • [3] Галстян Рубен. Иммунитет иностранного государства от принудительных мер. // Белорусский журнал международного права и международных отношений. №3, 1999. С. 4
  • [4] Международное частное право. Учебник / под ред. Г. К. Дмитриевой. М.- ПБОЮЛ Гриженко Е. М. (Проспект), 2001. С. 258
  • [5] Лунц Л. А. Курс международного частного права. Особенная часть. Глава III. М., «Юридическая литература», 1975. С. 76
 
Оригинал текста доступен для загрузки на странице содержания
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   Загрузить   След >