Морфологическая характеристика рубленых повреждений

Традиционно понятие рубящего предмета сводится к тому, что он конструктивно отличается острым краем и большой массой (Шауэнштейн А., 1870; Каспер И.Л., 1872; Гофман Э., 1881; Корнфельд Г., 1885; Косоротов Д.П., 1911; Райский М.И., 1953; Попов В.Л., 2006; Пиголкин Ю.И. и соавт., 2011). Свою, не слишком распространенную точку зрения, приводит Леонов С.В. (2007). Он считает, что в определении понятия рубящего предмета «массу» целесообразно заменить «импульсом».

На наш взгляд, говоря о рубящем предмете, как определённом физическом теле, требуется характеризовать его, прежде всего, как любое физическое тело, которое имеет форму, размер, массу, материальную сущность, т. е. в определённой мере «статические» свойства. «Импульс» достаточно точно отражает механизм образование рубленого повреждения и является «динамической» характеристикой «временного» процесса. Вероятно, именно для этого и целесообразно использовать этот термин.

Неоднозначно представлено в литературе конструктивное разнообразие рубящих предметов. Подавляющее большинство авторов ограничиваются перечислением орудий труда (топоры, колуны) и холодного оружия (секиры, шашки, сабли, палаши, лопатки и т. п.). Здесь можно сослаться на Н.В. Попова (1950), В.В. Хохлова, Л.Е. Кузнецова (1998) и многих других.

Наиболее детальный конструктивный перечень находим у И.В. Скопина (1960): а) рубящие (топоры, косарь и др.), б) тупо–рубящие (колун, ребристый кусок железа и т.п.), в) колюще–рубящие (стамеска, долото), г) рубяще– режущие (шашки, сабли). При этом И.В. Скопин считает, что классификация рубящих предметов должна соответствовать классификации причиняемых ими повреждений: рубленые, тупо–рубленые, колото–рубленые, рублено–резаные.

По–видимому, диагностика рубленых (или как их изначально называли– «порубленых») ран не вызывает никаких затруднений. Поэтому первые авторы (Пленк И.Я., 1799; Громов А.С., 1832; Fodere F., 1815; Henke A., 1823) ограничивались лишь диагностическим констатированием исследуемой раны. Только позднее в классических трудах J. Schuhrmayer (1861), A. Shauenstein (1862), Э. Гофмана (1881) и других исследователей мы находим описание размеров (длины), формы (прямолинейная), характера краёв (ровные), углов (острые). Описываются раны, возникшие при «отвесных» ударах и ударах под углом. Обращается внимание на то, что рубленые раны сопровождаются «ушибом» краёв раны (Гофман Э., 1881).

Почти во всех отечественных и зарубежных руководствах и атласах по судебной медицине XX века и начала XXI века даётся однотипное описание рубленых ран: прямолинейная (дугообразная на голове при ударе под углом), щелевидная или клиновидная форма раны, наименьший размер – ширина раны по сравнению с её длиной и глубиной, ровные (иногда неровные, осаднённые) края, острые (действие лезвия) или с разрывами (действие пятки или носка) концы ран, наличие поврежденных костей в глубине раны (Игнатовский А.С., 1910; Косоротов Д.П., 1911; Надеждин В.А., 1935; Райский М.И., 1953; Смольянинов В.М. и соавт., 1963; Сапожников Ю.С. и соавт., 1980; Муханов А.И., 1988; Попов В.Л., 1985; 2006; Гаибов А.Г., 1986; Пиголкин Ю.И. и соавт., 2011; Раданов С., 1960; Tesar J., 1968; Bertolini R., 1982; Anderson T., 1994; Van Mier J., Jan J., 1996; Dix J., 1999; и др.).

Во многих научных статьях, посвящённых частным вопросам рубленых повреждений, эти характеристики в общих чертах повторяются (Армеев Д.А., Максимов С.С., 1961; Капитонов Ю.В., Обоймаков В.Б., 1973; Эпштейн В.Я., 1974; Кузьмин А.И., 1977; Карякин В.Я., Кукса А.Я., Орлов В.А., 1981; Краев И.П., Эделев Н.С., Хомутов И.С., 1992; Леонов С.В., Михайличенко С.М., 2002; Back I., 1939; и др.). Вместе с тем, отдельные авторы обращают внимание на морфологические особенности рубленых ран. Н.Д. Гольдберг (1963) отмечает скошенность краёв рубленых ран, а М.Л. Мурашко (1955) и P.M. Долгова (1963) – их кровоподтечность и связывают этот признак с «ушибом» краёв рубленой раны. Хотя типичным для рубленых ран являются ровные края, Д.М. Сангинов (1967) при непосредственной микростереоскопии описывает их неровными и даже «зазубренными». М.И. Авдеев (1942) относит этот признак к проявлению действия затупленного лезвия топора.

Как признак «ушибающего» действия затупленного лезвия топора, Е.Т. Бокова (1957) и Д.М. Сангинов (1967) приводят осаднённость краёв рубленых ран. Этот признак задолго до этих авторов диагностировали А.С. Игнатовский (1910), Н.В. Попов (1950), а позднее И.В. Власюк (2006), который связывал образование соединительнотканных перемычек с эксплуатационным затуплением лезвия и появления на нём зазубрин. В то же время С.В. Леонов и B.C. Сурнин (2004) все–таки считают, что соединительнотканные перемычки в углах раны указывают на её ушибленное происхождение, то есть на действие ребра тупого предмета.

При микроскопии краёв рубленых ран И.В. Скопин (1960) весьма часто находил отсутствие эпидермиса, даже при отвесных ударах, а также «оржавление» и загрязнение краёв посторонними наслоениями, находившимися на щеках клина топора. Говоря об осаднённости краёв рубленой раны, А.С. Игнатовский (1910) идёт ещё дальше и утверждает о наличии в углах рубленой раны соединительнотканных перемычек. Однако, как было показано, это мнение разделяют далеко не все исследователи. И.В. Скопин (1960) считает углы рубленых ран в немалой степени информативными. Острые углы, по его мнению, свидетельствуют о действии лезвия. Наличие же разрывов в углах рубленой раны он объясняет за счёт разрывного действия клина или пятки топора. В этом случае, как заметил И.В. Скопин, от острого конца по направлению длинника раны «отходит» поверхностное прямолинейное вдавление. При ударе с последующим протягиванием лезвия вместо вдавления образуется «прямолинейный резаный компонент» рубленой раны.

 
Оригинал текста доступен для загрузки на странице содержания
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >