Признаки уголовного наказания.

Согласно ст. 43 Уголовного кодекса РФ, наказание есть «мера государственного принуждения, назначаемая по приговору суда». Другими словами, наказание рассматривается как ответ государства на совершение преступления и регламентируется… как уголовно-правовой, специфический способ правового реагирования на преступление.

Можно выделить несколько специфических признаков, присущих уголовному наказанию.

1. Наказание – это особая мера государственного принуждения, отличающаяся от иных мер государственного принуждения, как реакции государства на совершение лицом правонарушения, не являющегося преступлением (административное, гражданско-правовое правонарушение, дисциплинарный проступок и т.д.).

Особый характер этой меры проявляется в следующем:

  • А) Наказание может быть назначено лишь за те действия, которые предусмотрены уголовным законом в качестве преступления (ч. 1 ст. 14, ч. 1 ст. 43 Уголовного кодекса РФ). Основанием применения к лицу наказания может быть только совершение преступления. Об этом говорилось ещё в ст. 3 Уголовного кодекса РСФСР 1960 г.: «Уголовной ответственности и наказанию подлежит только лицо, виновное в совершении преступления». Если же лицо не совершало преступления, то наказание не должно к нему применяться ни при каких условиях.
  • Б) Наказание назначается только по приговору суда и от имени государства. Так, в соответствии с ч. 1 ст. 43 Конституции РФ, «каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда». Согласно же ч. 1 ст. 118 Конституции РФ, «правосудие в Российской Федерации осуществляется только судом».

Уголовный кодекс РСФСР 1960 года в части второй ст. 3 также оговаривал этот принцип: «Никто не может быть признан ви­новным в совершении преступления, а также подвергнут уголовному наказанию иначе как по приговору суда и в соответствии с законом».

Представляется, что и новый Уголовный кодекс РФ подразумевает, что наказание назначается от имени государства. Этим подтверждаются конституционные начала судопроизводства. Назначение наказания только судом опре­делено и в действующем УПК в ст. 13: «...Правосудие по уголовным делам осуществляется только судом».

Обвинительный приговор, вынесенный от имени государства и определяющий наказание лицу, виновному в совершении преступления, означает официальную государственную оценку совершенного преступления и самого преступления. В связи с этим «наказание есть государственное порицание лица, совершившего преступление».

В) Наказание, в отличие от других мер государственного принуждения, влечет за собой особое правовое последствие – судимость, которая погашается или может быть снята при определенных условиях, указанных в уголовном законе (ст. 38 Уголовного кодекса РФ).

При этом законодатель в части первой данной статьи 86 раскрыл уголовно-правовое значение судимости при осуществлении процессуальных действий и указал на связь судимости как правового последствия с назначаемым наказанием: «Судимость, в соответст­вии с настоящим Кодексом, учитывается при рецидиве преступлений и при назначении наказания».

Судимость определяется по действующему Уголовному кодексу РФ как «правовое последствие, связанное с вступлением об­винительного приговора в законную силу и действующее до момента погашения или снятия судимости».

2. Наказание носит строго личный характер. Оно применяется лишь в отношении самого преступника и ни при каких обстоятельствах не может быть переложена на других лиц (например, на родителей несовершеннолетнего преступника).

В частности, Н.С. Таганцев указывал, что наказание является «личным страданием, причиняемым виновному за учиненное им деяние[1]». При этом ошибочно думать, что под страданием понимается мучение человека до полного его изнеможения. На самом деле, как писал Ч. Беккариа, «наказание заключается не в истязании и мучении человека[2]». Скорее, это страдание будет «результатом определенного воздействия на лицо, совершившее преступление[3]».

Также заслуживает внимания высказанная по данному поводу позиция Н.А. Беляева: «Мы понимаем причинение правонарушителю страданий и лишений в качестве возмездия за совершенное им преступление[4]». Т.е. большинство правоведов склоняются к тому, что наказание должно носить строго индивидуальный характер. Современный законодатель тоже поддерживает эту точку зрения. Так, в ст. 6 Уголовного кодекса четко прописано, что наказание и иные меры уголовно-правового характера применяются к лицу, совершившему преступление.

Хотя, при анализе ст. 88 Уголовного кодекса, посвященной видам наказаний, назначаемых несовершеннолетним, всплывает явное противоречие законодателя самому себе, ибо в части второй данной статьи сказано, что «штраф, назначенный несовершеннолетнему осужденному, по решению суда может взыскиваться с его родителей или иных законных представителей с их согласия». Таким образом, личный характер ответственности, обоснованный ещё основоположниками уголовно-правовой теории, и получивший законодательное закрепление сначала в Уголовном кодексе РСФСР 1960 г., а затем и современном Уголовном кодексе, может быть нарушен, причем на совершенно законных основаниях. Что это, парадокс, пробел в законодательстве или необходимость? Лично я склоняюсь к тому, что это скорее недоработка законодателя. Личный характер ответственности составляет одно из первых условий правильной карательной деятельности и, на мой взгляд, недопустимо перекладывать эту ответственность на плечи других, невиновных в совершении преступления, лиц.

3. Наказание всегда связано с ограничением прав и свобод лица совершившего преступление, причиняет (или, по крайней мере, способно причинить) ему определенные моральные страдания и лишает его определенных благ (свободы, имущественных прав и т.д.). Т. е., по своему объективному содержанию наказание является «уголовной карой». Любое наказание в той или иной степени должно иметь карательное содержание, т.к.

страх перед этой карой выступает некой силой, сдерживающей лицо от совершения преступления. В частности, А.И.Марцев утверждает, что «основным рычагом в механизме общего преду­преждения преступления является страх перед наказанием, страх перед возможностью пережить тяготы и лишения[5]».

Однако дело не только в самих лишениях, но также в том, как эти лишения воспринимаются. Степень ка­ры и, следовательно, устрашающий эффект наказания различаются в зависимости от того, в каких условиях живут лица. Чем больше разрыв между условиями жизни населения и теми условиями, в которые ставит осужденного назначенное ему наказание, тем сильнее кара, тем больше устрашающий эффект наказания.

Впрочем, представление о всесилии наказания является эфемерным. Так, по данным того же автора, из 147 обследованных им преступников 90 человек в момент совершения преступления не боялись наказания и от­носились к нему безразлично. Опрос, проведенный им среди 200 осужденных, показал, что 34% опрошенных в момент совершения преступления рассчитывали на безнаказанность, а 58% – относились к наказанию без­различно. И только 4 процента опрошенных совершили преступления, думая, что ответственность наступит не­избежно[6]. По данным И.С.Ноя, из 245 человек 64% не думали о наказании при совершении преступления[7]. По данным некоторых исследований, лишь 9% городских жителей ссылаются на страх перед наказанием как на главный удерживающий от преступления мотив.

Не стоит забывать также и о том, что тяжесть наказания должна соответствовать тяжести совершенного преступления, а в связи с этим – и личности виновного. При этом лишения и тяготы наказания, испытываемые осужденным, в определенной мере являются искуплением его вины. Ведь, без кары наказание потеряло бы всякое предупредительное значение.

И, конечно, следует помнить о том, что каждый член общества должен подвергаться только таким ограничениям, которые установлены законом, исключительно с целью обеспечить должное призна­ние и уважение прав и свобод других. Этот принцип отражен в ст. 29 Всеобщей декларации прав и свобод человека и гражданина.

Завершая перечень признаков уголовного наказания, мне хотелось бы сделать акцент на соизмеримости наказания и общественной опасности совершенного преступления.

Ст. 2 Уголовного кодекса РФ определяет «задачи Уголовного кодекса». В части второй указанной статьи определено, что «настоящий Кодекс определяет, какие опасные для личности, общества или государства деяния признаются пре­ступлениями, и устанавливает виды наказания и иные меры уголовно-правового характера за совершение преступления».

Представляется, что в данной статье, как и в норме, определенной ст. 3 Уголовного кодекса «Принцип законности», где последовательность изложения такова: «Преступность деяния, его наказуемость...», это свидетельствует о вторичности уголовного наказания по отношению к совершаемым преступлениям. Существенно, что на уровне закона разрешен вопрос о значимости наказания в процессе классификации преступлений. Так, Н.И.Загородников считал, что «в основу классификации преступлений следовало бы по­ложить санкцию (размер и вид предусмотренного в законе наказания)[8]».

Такое утверждение оценено законодателем как не совсем обоснованное, т.к. наказание нельзя признать «соизмеримой единицей» общественной опасности. Последняя есть объективная реальность, она первична по отношению к наказанию.

Итак, подводя итог всему вышесказанному, я полагаю, стоит еще раз отметить, что уголовное наказание, как особая мера государственного принуждения, обладает рядом специфических признаков, присущих только ему и отличающих уголовное наказание от иных мер государственно-правового воздействия. Речь об этих отличиях пойдет далее.

  • [1] Таганцев Н.С. Русское уголовное право. – М., 1994. – С. 97.
  • [2] Беккариа Ч. О преступлениях и наказаниях. – М., 1939. – С. 373.
  • [3] Стручков Н.А. Уголовная ответственность и ее реализация в борьбе с преступностью // Издат-во Саратовского ун-та. – 1978. – С. 113.
  • [4] Беляев Н.А. Цели наказания и средства их достижения. – Л.,1962. – С. 165.
  • [5] Марцев А.И., Максимов С.В. Общее предупреждение преступлений и его эффективность. – Томск, 1989. – С. 100.
  • [6] Марцев А.И., Максимов С.В. Общее предупреждение преступлений и его эффективность. – Томск, 1989. – С. 102.
  • [7] Ной И.С. Вопросы теории наказания в советском уголовном праве. – Саратов, 1962. – С. 85.
  • [8] Загородников Н.И. Принципы советского социалистического уголовного права. – «Советское государство и право». – 1966. – №5. – С. 65.
 
Оригинал текста доступен для загрузки на странице содержания
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   Загрузить   След >