История возникновения стадии возбуждения уголовного дела.

В процессуальных законах первых лет Советской власти не регламентировалась начальная стадия произ­водства по делу. Тем не менее представляется возможным просле­дить по декретам, положениям и инструкциям развитие института возбуждения уголовного дела, хотя не во всех этих документах имеются прямые указания по данному вопросу.

Декрет о суде № 1 не содержит прямых указаний на возбуж­дение уголовных дел. Но из всего содержания этого исторического декрета вытекает, что на суды была возложена работа большой государственной важности по борьбе с преступностью. На местных народных судей было возложено возбуждение уголовных дел, от­несенных к их подсудности, а на революционные трибуналы — вся полнота функций по возбуждению уголовных дел против контрре­волюционеров, мародеров, саботажников и других преступни­ков. Компетенцией народных судов и трибуналов определялись и их права по возбуждению уголовных дел. В инструкции Народного комиссариата юстиции «О револю­ционном трибунале, его составе, делах, подлежащих его ведению, налагаемых им наказаниях и о порядке ведения его заседаний» от 19 декабря 1917 г. уже отчетливо говорится о начальной стадии уголовного процесса. В п. «д» ст. 3 указывается, что «поводами к возбуждению дел служат сообщения судебных и администра­тивных мест и должностных лиц, общественных, профессиональных, партийных организаций и частных лиц».

Правда, мы здесь еще не находим определенных указаний по вопросу о том, в какой мере эти сообщения обязательно влекут за собой расследование и рассмотрение дел, то есть нет указаний на то, что наличия одного повода еще не достаточно для возбуждения уголовного дела, а также требуется наличие для этого соответ­ствующих оснований. Но этот корректив вносился самой прак­тикой.

В постановлении Народного комиссариата юстиции «Об органи­зации и действии Местных Народных Судов» от 23 июля 1918 г. начальная стадия возбуждения уголовного дела находит еще более четкое выражение. В этом постановлении содержится специ­альный раздел «О порядке начатия дел». В ст. 15 постановления говорится: «Производство в Местном Народном Суде начинается по просьбе граждан, по предложению Советов и должностных лиц и по собственному усмотрению в тех случаях, когда Суду, в лице хотя бы одного из своих членов, пришлось наблюдать нарушение законов». В рассматриваемом постановлении о местных народных судах указывается не встречавшийся в ранее изданных декретах и инструкциях повод, состоящий в личном усмотрении состава суда или одного из членов суда. В постановлении нашла отраже­ние та практика, которая уже установилась и ко времени его вы­несения получила широкое распространение. Декрет Всероссийского Центрального Исполнительного Комите­та «О Народном Суде Российской Социалистической Федератив­ной Советской Республики» от 30 ноября 1918 г. представляет собой, как известно, по существу первый относительно полный кодекс судоустройства и судопроизводства. Естественно поэтому, что в нем более четко по сравнению с ранее изданными декре­тами, положениями и инструкциями регламентируется порядок и условия возбуждения уголовных дел. «Производство в Народном Суде,— говорится в ст. 53 декрета.— начинается по заявлению граждан, по предложению Исполнительных Комитетов Советов Рабочих и Крестьянских Депутатов, должностных лиц и по усмот­рению Суда и тех случаях, когда суд обнаружит нарушение декрета Рабоче-Крестьянского Правительства или совершение преступления». Существенно, что усмотрение Суда как повод к началу производства по делу допускается не только в тех случаях, когда суд «наблюдает» нарушение законов, но и в случаях, когда он «обнаружит» такое нарушение. Права суда в этом отношении были значительно расширены.

Как и в ранее изданных декретах и инструкциях, в рассматри­ваемом декрете от 30 ноября 1918 г. говорится лишь об одном органе, имеющем право возбуждать уголовное дело, В действи­тельности круг лиц и органов, по инициативе которых дело могло быть возбуждено, был значительно шире.

Уже в первые годы Советской власти правотворчество мест неизменно направлялось на укрепление революционной закон­ности, что не могло не коснуться вопроса об обоснованности воз­буждения уголовных дел как важного фактора стабильной закон­ности в стране.

Декрет ВЦИК о Революционных Трибуналах от 12 апреля 1919 г, не предусматривает стадии возбуждения уголовного дела. Лишь в ст. 13 декрета есть упоминание, что «все сообщения, по­ступающие в Следственную Комиссию, немедленно направляются в соответствующие органы, ведущие розыск в борьбе со всяким преступлением», а в ст. 12 содержатся указания о правах следст­венных комиссий по делам, «возбуждаемым и разбираемым в Ре­волюционных Трибуналах».

В декрете ВЦИК «О Революционных Военных Трибуналах», изданном несколько позднее (20 ноября 1919 г.), о возбуждении уголовных дел говорится уже определенно и четко. В ст. 18, поме­щенной в главе «Начатие дел», сказано: «Поводами к начатию дел в Революционных Военных трибуналах служат: а) заявление граждан, а также сообщения военных и гражданских судебных и административных мест и должностных лиц, б) непосредственное усмотрение Революционного Военного Трибунала, в) явка с по­винной».

Вслед за этим общим Положением о революционных трибуналах, Революционным Военным Советом Республики было вскоре издано новое Положение о Революционных Военных Трибуналах. Статья 1 этого Положения воспроизводит в основном текст ст. 1 Положения от 18 марта 1920 г., согласно которой дела paссматриваются трибуналами по направлениям Революционных Военных Советов, особых отделов, чрезвычайных комиссий по борьбе с дезертирством, рабоче-крестьянской и военных инспек­ций, а также учреждений, которым предоставлено соответствующее право. Поводами к начатию дела могут также служить заявления граждан, сообщения военных и гражданских судебных и административных мест и должностных лиц, политические сводки соответствующих органов. Что касается этих сводок, то Положение специально оговаривает, что по политическим сводкам дела могут быть возбуждены, если «трибунал усмотрит достаточные для воз­буждения уголовного или политического преследования осно­вания».

В Положении ВЦИК о народном суде РСФСР от 21 октября 1920 г. впервые разграничиваются функции органов следствия и суда по возбуждению уголовных дел. Согласно ст. 32 «Народные Следователи приступают к производству предварительного след­ствия: 1) по заявлениям граждан, 2) по сообщению милиции, дол­жностных лиц и учреждений, 3) по постановлению Народного Суда, 4) по своему усмотрению». Согласно ст. 53 производство в народном суде начинается по заявлению граждан, по предло­жению исполнительных комитетов Советов РК и КД, должностных лиц и по усмотрению суда.

Задача дальнейшего укрепления законности настоятельно вы­двигала потребность более полной регламентации, и притом в кодифицированной форме, вопросов судопроизводства, в частно­сти возбуждения уголовного дела. Этот вопрос стал особо акту­альным после разгрома иностранной военной интервенции и окон­чания гражданской войны.

Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР редакции 1922 года дает полный перечень поводов к возбуждению уголовных дел и предусматривает условия возбуждения дел. Уголовно-процессу­альный кодекс РСФСР редакции 1923 года почти точно воспроиз­водит нормы Уголовно-процессуального кодекса первой редакции1.

В таком виде и сложился действующий ныне институт возбуж­дения уголовного дела. Спорным является вопрос о том, изменились ли цели и задачи стадии возбуждения уголовного дела, но совершенно ясно, что основная функция стадии возбуждения уголовного дела, как и всего уголовного процесса в первые годы своего возникновения заключалась в укреплении государственной власти и законности. В соответствии со статьёй 6 современного УПК уголовное судопроизводство имеет своим назначением защиту прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений, а так же защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения её прав и свобод.

 
Оригинал текста доступен для загрузки на странице содержания
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   Загрузить   След >