: "Роль Че Гевара в Кубинской революции и Карибском кризисе"

Во II главе моей работы я рассматриваю события, связанные с жизнью Эрнесто Че Гевара, в годы Кубинской революции, круто изменившими его жизнь.

Встреча двух мятежников - Эрнесто Гевара и Фиделя Кастро произошла в июле 1955 года, вскоре, после дня независимости Аргентины. Однако, это была не первая встреча Че с кубинцем. До Фиделя Эрнесто познакомился с его братом Раулем, а еще раньше с кубинцем по прозвищу Ньико.

Известно, что эта встреча очень взволновала Эрнесто, что можно увидеть в его записях: "…Автор этих строк, подхваченный волной социальных движений, потрясающих Америку… получил возможность встретиться с другим американским изгнанником - Фиделем Кастро".

Сын плантатора, владевшего тринадцатью тысячами гектаров сахарного тростника в кубинской провинции Ориенте, вождь молодежной Партии ортодоксов, Фидель Кастро получил блестящее гуманитарное образование, прекрасно владел речью. Он был фигурой национального масштаба, любимцем своего народа. Тогда он был высоким, с черными миндалевидными глазами и без бороды.

Первая встреча двух молодых людей продолжалась десять часов: с восьми вечера до шести утра. Они увлеченно беседовали, делились планами по освобождению Южно-Американского континента. На следующий день Кастро предложил Эрнесто присоединиться к его кубинской экспедиции. Че согласился, но при условии, что он не будет связан никакими обязательствами после победы. Таким образом, когда все сборы были закончены, 25 ноября 1956 года восемьдесят два революционера в оливково-зеленых мундирах отплыли на борту старой яхты "Гранма" в направлении Кубы.

Революционный рейд оказался плохо подготовленным, они не правильно рассчитали время пути, и их экспедиция затянулась. По истечении обещанных пяти дней, сторонник Фиделя, Фрэнк Паис начал восстание в назначенный час: его боевики с красно-черными нарукавными повязками "Движения-26" пошли на штурм полицейского управления Сантьяго. Но помощь от Фиделя не поступила, и восставшим пришлось с боями и потерями уходить в горы. Смысла продолжать плавание уже не было, и Фидель решил высадиться юго-западнее, в районе Белисе. Высадка прошла неудачно, и отряд попал в густые мангровые заросли. Преследуемые войсками Батисты (уведомленного о замысле Кастро), соратники Фиделя теряют в первых стычках четверть своего отряда. Рассеянные на мелкие группы, зачастую раненые, как и сам Че, они проделали долгий путь, чтобы в итоге перегруппировать свои силы среди отрогов Сьерра-Маэстры, горного массива на юге острова, послужившего им идеальным убежищем. Постепенно они завоевали доверие местных крестьян, в основном за счет медицинских знаний Че.

После взятия военного лагеря Уверо, Эрнесто остался с раненными, а отряд "барбудос" (бородачей) во главе с Фиделем продолжили наступление. Лечение раненных, вербовка новых людей и обучение новобранцев продолжалось около месяца. Наконец пришло время выступить на воссоединение с Фиделем. На марше к отряду присоединялись все новые и новые добровольцы, и в основной лагерь Че Гевара привел уже 75 человек. Появление Че Гевара с целым отрядом произвело на "хефе максимо" (верховный вождь) такое впечатление, что он присвоил аргентинцу майорское звание (Команданте - высшее воинское звание Повстанческой армии). Это произошло 26 июля 1957 года, именно в этот период Эрнесто Гевара переломил свою судьбу уже навсегда.

На протяжении почти всего 1957 года "герильерос" (партизаны) предпринимают несколько атак на регулярные войска Батисты. Батистовцы терпят поражение за поражением, и Сьерра-Маэстра постепенно превращается в свободную зону.

Сразу после этого, 21 августа 1958 года Команданте Гевара получил от Фиделя Кастро встать во главе Восьмой колонны и спуститься со Сьерра-Маэстры к провинции Лас-Вильяс. В это время сам Фидель Кастро направился на Сантьяго.

октября 1958 года после продолжительного марш-броска колонна Че достигает гор Эскамбрая, и остается там до декабря. Затем, после непродолжительного сопротивления колонна Че захватывает город Санта-Клара. Это произошло 1 января 1959 года, а на следующий день, после трех месяцев изнурительных боев, Че вступает в Гавану. Еще через неделю, утром 8 января, триумфальным маршем пройдя через всю страну, в Гавану во главе первой колонны вступил Фидель Кастро. Улицы, по которым он проезжал, были заполнены людьми, отовсюду были слышны радостные крики и поздравления. Весь город утопал в цветах, которые люди бросали с балконов,

а Че Гевара наблюдал за процессией стоя на крепостной стене тюрьмы "Ла Кабанья". Таким образом, грандиозная Кубинская революция завершилась полной победой повстанцев.

Но судьбу Ильды на Кубе Че Гевара все же устроил. Она получила работу в престижном и весьма влиятельном Институте аграрной реформы, в том же здании, где работал и сам Эрнесто.

Окруженный ореолом воинской славы, Че, ближайший сторонник Кастро сталкивается теперь с проблемой совсем иного рода: новая власть должна теперь срочно обустраиваться, вырабатывая собственные формы управления и подчинения.

февраля в XII статью отмененной Батистой конституции 1940 года было внесено дополнение о том, что гражданами Кубы становятся "те иностранные граждане, которые сражались против диктатуры в рядах повстанческой армии в течение двух или более лет и при этом по крайней мере год носили звание команданте". На Кубе был лишь один человек, отвечающий всем этим требованиям. И через два дня в специальном декрете президент Уррутиа провозгласил Эрнесто Че Гевару гражданином республики со всеми правами коренного кубинца. Выступая по гаванскому телевидению, Че Гевара поблагодарил кубинский народ за оказанную высокую честь.

Получив кубинское гражданство, Че принимается наводить порядок в своей новой Родине, стране, где царят хаос и коррупция. 7 октября он назначается начальником департамента промышленности Национального Института Аграрной Реформы (ИНРЛ), а 26 ноября директором Национального банка Кубы. Не склонный к политическим проволочкам, Че с удовольствием наблюдает, как Кастро, приступивший к выполнению обязанностей главы правительства 16 февраля, крушит прежнюю систему, безотлагательно проводя революционные реформы: национализация плантаций, коммунальных служб, в том числе и тех, что находились в руках американцев, ограничение допустимых размеров частной собственности. Сам Че принимает активное участие в экономико-политической жизни страны и прилагает максимальные усилия к тому, чтобы как можно скорее развернуть масштабную программу борьбы с неграмотностью. Начиная с июня 1959 года, он становится идеальным посланником нового режима. Он посещает многие страны мира, его радушно встречают: в Египте Насер, в Индии Неру, в Югославии Тито. Куба стремится установить новую систему экономических отношений, свободных от американского вмешательства.

Он руководит так же аграрной реформой. В боевом задоре Че порой отправляется рубить сахарный тростник, показывая своим сотрудникам, как нужно собирать урожай. В то же время растет напряженность в отношениях с США, возмущенных конфискацией собственности американских компаний. Это заканчивается блокадой Кубы военным флотом США в октябре 1960 года, последовавший за этим разрыв дипломатических отношений, и, наконец, завершившаяся полным провалом попытка высадки контрреволюционного десанта в заливе Свиней. Как это произошло: 17 апреля 1961 года около 1500 кубинских противников Кастро высадились на Плайя-Хирон в заливе Свиней. Накануне два американских самолета, управляемых кубинскими эмигрантами, подвергли бомбардировке аэропорты Гаваны и Сантьяго. После разрыва дипломатических отношений с США нападения янки ожидали в любую минуту. Но врагам Фиделя Кастро не удалось повторить успех "барбудос". Они застряли в прибрежных болотах и больше тысячи из них попали в плен. Кастро потребовал за их освобождение выкуп в размере 60 миллионов долларов. Че, возглавлявший войска в Пинар-дель-Рио одерживает очередную победу.

Все это побуждает Кубу к активному сотрудничеству с СССР. Что же касается Че, то он не одобряет сближений с советским блоком и резко критикует действия Хрущева, который в июне 1962 года прислал в Гавану главнокомандующего ракетными войсками стратегического назначения СССР, и на его вопрос о возможном размещении боевых ракет СССР на территории Кубы, Фидель Кастро дал положительный ответ. В середине июля ракеты и обслуживающий персонал начали прибывать на Кубу. В августе проект соглашения был передан Фиделю Кастро, который внес в него свои поправки.

Че Гевара так же внес свой вклад в это событие. 27 августа он прибыл в Москву, видимо для того, чтобы обсудить с Хрущевым вставки, сделанные Фиделем Кастро, и придать тексту соглашения окончательный характер. В виду особой секретности дела, официально сообщалось, что Че Гевара будет вести переговоры о строительстве на Кубе металлургического комбината.

Развязка Карибского кризиса была тяжелым разочарованием для Че Гевара: ракетный щит оказался ненадежным, великие державы пошли на компромисс, обещавший наступления длительного затишья.

Министерские обязанности требовали от Че поездок за рубеж, публичных выступлений, присутствия на приемах и празднествах. Он от этих дел не уклонялся, однако прежнего значения и смысла в них уже не находил. Он ездил во Францию, Чехословакию, Алжир, представлял Кубу на конференции ООН по торговле и развитию в Женеве, выступал на открытии новых заводов…

ноября 1964 года Эрнесто прибыл в Москву на Октябрьские праздники. В то время в СССР уже был смещен со своих постов и отправлен на пенсию Никита Хрущев, а его место занял молодой и перспективный деятель Леонид Брежнев. Во время этой поездки Эрнесто пересмотрел свои идеалы и разочаровался в СССР.

После Москвы Че еще долго ездил по свету, и в феврале 1965 года Че в своей знаменитой речи в Алжире подвергает критике Советский Союз за то, что он "продает свою помощь народно-революционным движениям с эгоистическим расчетом на собственные внешнеполитические выгоды". Задев могущественных покровителей Кастро, он ставит последнего в достаточно затруднительное положение: помощь Советского Союза Кубе была небывало огромной. И Че решил, что пора уходить.

Как раз в то время у Че Гевара возникла идея искусственного создания в разных регионах земного шара "одного, двух, многих Вьетнамов": если один Вьетнам поглощает столько энергии, что у Соединенных Штатов, кроме вьетнамской, нет больше никакой внешней политики, то второго и третьего Вьетнама Штатам уже не снести. План Че Гевара был предельно прост: во главе небольшого отряда кубинских коммандос он создает очаг континентальной герильи где-нибудь в Черной Африке или в Южной Америке, это неминуемо ведет к прямой интервенции империализма янки, что в свою очередь расширяет фронт борьбы.

В марте 1965 года оба бывших собрата по оружию четко сознают, что их сотрудничеству приходит конец. Тогда Че Гевара решает вновь стать свободным и независимым, реализуя условие, поставленное перед Кастро при первой их встрече. 1 апреля 1965 года он пишет прощальные письма родителям, детям, Фиделю Кастро.

В прощальном письме на имя Фиделя он пишет: "Я чувствую, что я частично выполнил долг, который связывал меня с Кубинской революцией на ее территории, и я прощаюсь с тобой, с товарищами, с твоим народом, который уже стал моим.

Я официально отказываюсь от своих постов в руководстве партии, от своего поста министра, от своего звания майора, от моего кубинского гражданства…

Мои скромные усилия требуются в других странах земного шара…"

 
Оригинал текста доступен для загрузки на странице содержания
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   Загрузить   След >