Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Юридические arrow Логика arrow
Основные принципы диалектической и формальной логики и их содержание

Проблемы тождества логики, диалектики и теории познания в философии Гегеля

Проблема тождества диалектики, логики и теории познания возникла в философии Гегеля как результат исторически первого опыта построения системы логики, в которой формы мышления рассматриваются как ступени познания истины, а логическими принципами (законами) мышления, обеспечивающими постижение истины, выступают принципы диалектики (принцип тождества противоположностей, отрицания отрицания и др.). По определению самого Гегеля, его логика является наукой о диалектическом методе познания, и как наука о всеобщем (диалектическом) методе познания она является наукой об общих путях и законах постижения истины, т.е. – теорией познания. Как теория всеобщего (диалектического) метода познания диалектика (= диалектическая логика) и есть теория познания Гегеля (а в материалистически переработанном и научно развитом виде и марксизма).

Разработка Гегелем системы логики как теории диалектического метода познания(= теории познания) стала возможной в результате внесения существенных изменений в предмет традиционной теории познания. Эти изменения выразились в рассмотрении индивидуального процесса познания как воспроизведения основных ступеней исторического процесса познания (выведение теории познания из истории познания) и, во-вторых, в выработке взгляда на теорию познания как на учение о познавательных отношениях субъекта и объекта, в которых сам объект выступает и постигается в разных формах. Реализация такого понимания предмете теории познания позволила Гегелю вскрыть познавательную функцию логических категорий как общих определений объекта и вместе с тем как ступеней его познания. На этой основе наметилось совпадение теории познания как учения о диалектике познавательных отношений субъекта и объекта с логикой как теорией диалектического метода. Но именно совпадение – тождество по содержанию и различие по предмету и форме. Диалектическая логика изучает не познавательные отношения субъекта и объекта, а логические (= диалектические) отношения между понятиями, но этими понятиями являются прежде всего логические категории, которые в теории познания рассматриваются как общие определения объекта и в своей систематической связи, как ступени познания, образуют тождественное содержание диалектической логики и диалектически разрабатываемой теории познания. Однако в теории познания Гегеля (“Феноменология духа”) и в его логике (“Наука логики”) такое совпадение только наметилось и в своих наметках дано как совпадение идеалистически разрабатываемой логики с идеалистически разработанной теорией познания. Только идеалистически построенная теория познания могла дать Гегелю возможность выводить в качестве логического “снятия” гносеологической противоположности субъекта и объекта идеалистическую триаду “бытие – понятие – понятие) (ту, из которой была выведена триада “бытие – сущность – понятие”). Основой гносеологического отношения здесь была взята не практика, а понятие, и в соответствии с этими узловыми категориями были представлены не объективная реальность, сознание (мышление) и практика, а понятие как сущее (бытие и сущность) и понятие как понятие. Реализовать научным образом идею совпадения логики как теории диалектического метода с теорией познания как учением о диалектике познавательных отношений субъекта и объекта Гегелю не удалось. Тем не менее, его опыт имеет большую историческую ценность, хотя бы уже как первая попытка этой реализации.

Теория познания как учение о диалектике познавательных отношений субъекта и объекта и логика как теория диалектического метода познания в системе философии Гегеля рассматриваются как разные науки (феноменология духа и логика). Собственно, проблема их совпадения и возникла, поскольку они разные науки. Другое дело соотношение диалектической логики и диалектики как теории познания (теории диалектического метода познания). Здесь налично прямое, непосредственное тождество, это – одна и та же наука. Диалектическая логика как теория диалектического метода есть диалектика как теория познания или, что одно и то же, диалектика как теория познания есть диалектическая логика = теория диалектического метода познания. В этом соотношении и у Гегеля и в марксизме речь идет об одной и той же науке.

Проблема совпадения логики и диалектики – это не проблема соотношения диалектической логики и диалектики как теории познания, а проблема соотношения диалектической логики и диалектики как теории развития (т.е. диалектики как науки о всеобщих законах развития природы, общества и мышления). В логике Гегеля эта проблема решалась в духе интерпретации законов мышления, изучаемых диалектической логикой, как законов бытия, а последних как законов мышления. Вы результате логические принципы познания идеалистически онтологизировались (законы развития системы знания переносились на развитие материальных систем), а законы развития материальных систем логицировались, подводились под категории мыслительного, логического процесса. Идеалистически отождествляя мышление с бытием, логику с онтологией (логика = онтология), Гегель диалектическую логику разрабатывал как науку, устанавливающую законы развития “всех материальных, природных и духовных вещей”. Предмет диалектической логики у Гегеля смешан и идеалистически отождествлен с предметом диалектики как науки о законах развития природы, общества и мышления.

Однако следует со всей решительностью подчеркнуть, что никакой теории диалектики как науки о всеобщих законах развития природы, общества и мышления Гегель не создавал и не создал. Он создавал науку о мышлении, “спекулятивную” логику, которая в соответствии с принципом идеалистического тождества мышления и бытия отождествлялась с наукой о законах развития “всех материальных природных и духовных вещей”. В системе этой “науки” законами “всех материальных, природных и духовных вещей” являются законы самого мышления. Гегелю удалось угадать в диалектических закономерностях мышления диалектические законы развития “всех материальных, природных и духовных вещей” лишь в той мере и постольку, в какой мере и поскольку законы диалектического мышления совпадают со всеобщими законами бытия. Но для того чтобы узнать, где налично это совпадение, а где оно отсутствует, что относится к особым закономерностям образования и развития системы научного знания, а что – ко всеобщим закономерностям образования и развития всех систем, необходимо было открытие всеобщих закономерностей развития природы и общества. У Гегеля же все диалектические закономерности мышления интерпретированы как закономерности самого бытия (бытие = мышлению).

Конечно, если придерживаться точки зрения, согласно которой диалектика как теория развития -–это и есть диалектическая логика, а диалектическая логика – это и есть теория развития, тогда упрек Гегелю в отождествлении предмета диалектической логики с диалектикой как теорией развития представляется совершенно безосновательным. С этой точки зрения, “рациональным зерном” гегелевской диалектики есть сформулированные в ней, “правда, на идеалистической основе”, всеобщие законы развития. То, что учение об этих законах Гегель назвал “логикой”, представители рассматриваемой точки зрения относят к его специфическому пониманию логики. На самом деле эта “логика”, по их мнению, не имеет ничего общего с действительной логикой как наукой о формах и законах мышления. При этом обычно ссылаются на В.И.Ленина: ведь и Ленин подчеркивал, что логика (“т.е. диалектика”) есть наука “не о внешних формах мышления”, а о законах развития мира. Но подобного рода истолкование мыслей В.И.Ленина извращает суть ленинской постановки вопроса. У В.И.Ленина речь идет о рациональном смысле гегелевского понимания логики как учения не о внешних формах мышления, а о содержательных формах, о тех, которые, по его мнению, являются законами развития “всех материальных, природных и духовных вещей”. В.И.Ленин здесь подчеркивает тот аспект Гегелевского понимания логики, в котором законы мышления рассматриваются как законы развития “всего конкретного содержания мира и его познания”, т.е. аспект совпадения логики с диалектикой как теорией развития. Действительно, крупнейшей заслугой Гегеля является то, что, рассматривая законы диалектики мышления как всеобщие законы развития всего сущего, он на этой идеалистической основе поставил вопрос о совпадении диалектической логики с диалектикой как теорией развития. Однако только поставил, ибо единственными законами развития он считал законы мышления. Указывая на известные три закона диалектики, Энгельс писал: “Все эти три закона были развиты Гегелем на его идеалистический манер лишь как законы мышления…Ошибка заключается в том, что законы эти он не выводит из природы и истории, а навязывает последним свыше как законы мышления. Отсюда и вытекает вся вымученная и часто ужасная конструкция: мир – хочет он того или нет – должен сообразоваться с логической системой, которая сама является лишь продуктом определенной ступени развития человеческого мышления”.

С точки зрения концепции, утверждающей, что диалектика как теория развития и есть диалектическая логика, процесс материалистической переработки идеалистической диалектики Гегеля выглядит очень просто – стоило поставить ее “с головы на ноги”, “материалистически перевернуть”, и все стало на свои места: сформулированные Гегелем законы развития “Абсолютной идеи” превратились в “законы развития материи”, идеалистическая диалектика превратилась в материалистическую. Однако тот, кто представляет себе дело таким образом, глубоко ошибается. Когда Маркс писал о материалистическом “переворачивании” идеалистической диалектики Гегеля, он имел в виду, что только этим путем можно вскрыть под “мистической оболочкой” присущее ей “рациональное зерно”. Но это “рациональное зерно” еще не есть материалистическая диалектика. Им являются сформулированные Гегелем диалектические принципы мышления и гениально угаданная в диалектике понятий диалектика вещей. И для того чтобы установить, что в логике Гегеля относится к особым формам обнаружения законов диалектики в процессе познания (принципы построения системы научно-технического знания), а что ко всеобщим формам их обнаружения в развитии всех систем, что является действительно всеобщим, а что идеалистической интерпретацией особого как всеобщего и всеобщего как особого – для всего этого необходимо было выйти за сферу самого мышления и заняться изучением постигаемой в мышлении действительности: природы и общественной жизни. Гегель оказал влияние на К.Маркса и Ф.Энгельса прежде всего в плане усвоения ими диалектического способа мышления, диалектического подхода к изучению и объяснению действительности, но марксистская диалектика как наука о законах развития природы, общества и мышления вышла не из лона гегелевской диалектики, она явилась результатом применения диалектического способа мышления к изучению общественной жизни и обобщению достижений естествознания. Чтобы создать диалектику как науку, нужно было научно открыть лишь угаданную Гегелем диалектику вещей и затем уже, на этой основе (на основе знания объективных диалектических законов развития природы, общества и человеческого мышления) произвести материалистическую переработку идеалистической диалектики Гегеля в систему материалистической диалектики как теории развития и как теории познания.

Необходимой предпосылкой создания системы логики, совпадающей с диалектикой как теорией развития, было преодоление гегелевского идеалистического отождествления диалектической логики с онтологией, расчленение предмета диалектики как теории развития и диалектической логики (диалектики как теории познания), создание диалектики как науки о всеобщих законах развития природы, общества и мышления.

Совпадение диалектики, логики и теории познания есть не абстрактное тождество одного и того же, а диалектическое единство разных по предмету изучения, но тождественных в определенных аспектах по своему содержанию, генетически связанных между собой отраслей философского знания. Тождество диалектики, логики и теории познания есть тождество диалектической логики и диалектики как теории познания. Диалектика как логика и есть теория познания, но эта теория познания находится в отношении лишь совпадения с теорией познания как учением о диалектике познавательного отношения субъекта и объекта. Именно к такому выводу приводит рассмотрение гегелевского опыта разработки диалектики как философской науки. (В.И.Шинкарук, 1964).

В своих трудах В.И.Ленин, вслед за Марксом и Энгельсом, всегда уделял большое внимание вопросу о единстве диалектики, логики и теории познания материализма. Это было связано с тем центральным, стрежневым положением, которое занимает эта проблема в марксистской философии.

Характеризуя марксизм и его научный метод, его философию, Ленин прямо подчеркивал, что суть дела заключается в признании , что диалектика и есть теория познания марксизма. Ленин показывал, что в основном произведении марксизма – “Капитале” Маркса – применена в одной науке (политической экономии) логика, диалектика и теория познания материализма в их единстве, в их тождестве.

Самое понятие “диалектический материализм”, так же как и понятие “материалистическая диалектика” и “марксистская диалектическая логика”, предполагает единство и неразделимость диалектики, логики и материалистической теории познания. В самом деле, в диалектическом материализме, а значит, и в материалистической диалектике все вопросы философского материализма, материалистической теории познания становятся и решаются с помощью последовательного применения диалектического метода, а все вопросы диалектики и логики – исходя из философских посылок материализма.

Применение диалектики в исследовании процесса отражения и процесса развития познания составляет существо марксистско-ленинской теории отражения и вместе с тем марксистской диалектической логики. Невозможно исследование и правильное освещение какого-либо вопроса марксистской философии, если не исходить из единства диалектики, логики и теории познания материализма. Это означало бы, например, рассмотрение вопроса диалектики вне материализма, т.е. не с позиции материализма, и тогда не могло быть и речи о диалектико-материалистической постановке вопроса; точно так же это означало бы рассмотрение вопросов материализма вне диалектики, т.е. не с позиции материализма, и тогда не могло бы быть и речи о диалектико-материалистической, т.е. марксистской постановке вопроса; точно также это означало бы рассмотрение вопросов материализма вне диалектики, т.е. не с позиции применения диалектического метода, и тогда опять-таки не моглор бы быть и речи о диалектико-материалистической, т.е. марксистской постановке вопроса; наконец, это означало бы рассмотрение вопросов логики вне диалектики и вне материализма, как это делала традиционная (кантовская) формальная логика, и тогда это также была бы не диалектико-материалистическая, т.е. не марксистская постановка вопроса.

Единство диалектики, теории познания и логики и означает, что в марксистской философии любой вопрос, начиная с основного вопроса философии и кончая сугубо специальными – методологическими, гносеологическими и логическими, должен освещаться исходя из одновременного учета требований и диалектики, и материализма и логики; при этом недопустимо ни в коем случае ограничиваться рамками лишь одной из перечисленных трех сторон. Любые вопросы, например, вопрос об истине, о единстве мира, о материи и формах ее существования, о законах природы, о философских категориях, таких как случайность и необходимость, сущность и явление, форма и содержание, о приемах и способах научного исследования (анализ и синтез, индукция и дедукция и т.д.), не могут не только решаться, но даже ставиться в рамках исключительно одного метода (диалектики), или одной теории познания (материализма), или же одной логики. Все теоретические проблемы ставятся и решаются в марксистской философии исходя из учета, во-первых, того, что наше сознание отражает независимо от него существующий внешний мир в форме научных понятий, категорий, гипотез, теорий, систем, идей, учений и т.д. (это исходная посылка марксистского философского материализма),и, во-вторых, того, что как сам внешний мир, так и его мысленные образы, т.е. его отражение в нашем сознании, находятся в беспрестанном движении, изменении, развитии (это исходная посылка марксистской диалектики). Соответственно этому и сами формы нашего мышления (понятие, суждения, умозаключения), в которых отражается вне нас существующий мир, находятся в изменении и развитии, переходят и превращаются друг в друга в ходе исторического развития науки и всего человеческого познания, будучи взаимосвязаны между собой (это исходная посылка марксистской диалектической логики).

Короче говоря, признать единство, логики и теории познания материализма – значит признать, что для марксиста недопустимо даже пытаться ставить какие-либо философские вопросы либо как чисто гносеологические, отвлекаясь полностью от вопросов метода познания (от диалектики), либо как чисто логические, отвлекаясь полностью и от теории познания материализма и от диалектического метода, как это допускается в классической формальной логике.

Но единство диалектики, логики и теории познания имеет в марксизме еще и тот смысл, что последовательное проведение материалистической концепции необходимо приводит логически к признанию диалектического взгляда на мир, последовательное проведение принципов диалектики и принципов материализма приводит с неизбежностью к диалектическому материализму, к материалистической диалектике и вместе с тем к марксистской диалектической логике.

Положение о единстве диалектики, логики и теории познания в качестве особого теоретического вопроса Ленин разрабатывал в своих философских произведениях. Но он разрабатывал это положение и тем, что, следуя классическому образу, данному Марксом в “Капитале”, применял диалектический метод, материалистическую теорию познания и диалектическую логику в их единстве в своих исторических, социально-политических и экономических исследованиях. Здесь в первую очередь следует назвать труды Ленина “Что такое “друзья народа”…”, “Развитие капитализма в России”, “Что делать?”, “Две тактики…” и многие другие. Во всех этих трудах диалектика применяется к конкретному анализу конкретных проблем революционного движения и общественных наук, причем применяется к конкретному анализу конкретных проблем революционного движения и общественных наук, причем применяется в ее неразделенном единстве с логикой марксизм и материалистической теорией познания. Но творческое применение того или иного положения или принципа марксистского учения, в том числе и марксистской философии, к анализу и решению конкретных задач науки и общественной жизни есть вместе с тем и его развитие, движение вперед, обогащение новым конкретным материалом. Названные труды Ленина служат примером такого развития и конкретизации положения о единстве диалектики, логики и теории познания.

Специально на этом положении, в качестве предмета исследования, Ленин останавливается уже а “Материализме и эмпириокритицизме” (1908). Здесь он подчеркивает, что одним из основных выводов из анализа процесса познания является признание, что в теории познания, как и всюду, надо рассуждать диалектически, т.е. не предполагать наше знание готовым, неизменным, а выяснить как оно развивается.

В “Материализме и эмпириокритицизме” признание нераздельности диалектики и теории познания материализма нашло свое отражение в постановке и анализе всех без исключения философских проблем, разбираемых Лениным в его книге. В частности, в ней именно с этих позиций рассмотрены: вопрос об истине (с подчеркиванием двух его сторон, касающихся а) объективного характера истины и б) достижения познания к абсолютной истине через бесконечный ряд истин относительных); вопрос о роли практики и теории познания как критерия истины; вопрос о материи и ее соотношении с движением (как способ ее существования) и с Пространством и временем (как основными формами всякого бытия); вопрос об ощущениях как субъективном образце объективного мира и их соотношении с абстрактно-теоретическим познанием и многие другие вопросы.

Знаменательно то обстоятельство, что В.И.Ленин нигде в своей книге не отделяет диалектического подхода к разбираемым философским вопросам от их материалистического толкования. Ставя в ходе критики махизма чисто гносеологические вопросы.

Названия первых трех глав ленинской книги отражают заключенную в них нераздельность диалектики и материалистической теории познания: в их названиях теории познания эмпириокритицизма противопоставлена теория познания не просто материализма, а диалектического материализма. Тем самым единство диалектики и материалистической теории познания нашло свое выражение даже в заглавиях основных частей ленинской книги. Позднее в статье “Три источника и три основных части марксизма” (1913) Ленин, определяя диалектику как “учение о развитии в наиболее полном, глубоком и свободном от односторонности виде, трактовал ее одновременно и как “учение об относительности человеческого знания, дающего нам отражение вечно развивающейся материи”.тем самым диалектика определена Лениным как включающая в себя и теорию познания империализма.

Несколько позже в статье “Карл Маркс” (1914) Ленин дал известную формулировку единства диалектики и теории познания, как включение второй в первую. Здесь Ленин уже прямо формулирует положение о единстве диалектики и того, что называют теорией познания, гносеологией, поскольку эта последняя входит в диалектику и поглощается ею. Ленин указывает, что такова позиция Маркса, а также и Гегеля.

В наброске “План диалектики (логики) Гегеля” Ленин расширил формулу о единстве диалектики и теории познания материализма, присоединив сюда диалектическую логику. Именно здесь сказано, что не надо употреблять трех различных слов, чтобы выразить то, что вкладывается марксизмом в понятие диалектики, логики и теории познания, поскольку это одно и то же. Иначе говоря, Ленин отверг представление о диалектике, логике и теории познания как о каких-то трех самостоятельных раздельно существующих составных частях марксистской философии и показал, что они лишь различные стороны единого философского учения марксизма, в котором они все неразрывно связаны между собой и органически слиты воедино. (Б.М.Кедров, 1963)

 
Оригинал текста доступен для загрузки на странице содержания
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 
СКАЧАТЬ ОРИГИНАЛ
Основные принципы диалектической и формальной логики и их содержание