БАНКРОТСТВО ПРЕДПРИЯТИЙ: ЕГО ПРИЗНАКИ И УСЛОВИЯ.

Дела о банкротстве в последнее время становятся одной из наиболее социально значимых категорий дел. Во-первых, наблюдается резкое увеличение числа споров о банкротстве, рассматриваемых арбитражными судами РФ. Так, если в 1996 г. в арбитражные суды поступило 3740 заявлений о признании должников банкротами, в 1997 г. — 5687, то в 1998 г. — 12 781 заявление. Причем если в 1998 г. в производстве арбитражных судов находилось 8337 дел о несостоятельности (банкротстве)1, то по состоянию на 1 июля 1999 г. — уже 12 434 дела, т.е. их количество увеличилось практически на 50%. Во-вторых, наметилась тенденция к подаче заявлений о признании банкротами крупнейших предприятий. Так, в 1998г. Поступило 151 заявление о признании банкротами градообразующих предприятий. Из двух с лишним тысяч дел, по которым в том же году проводилась реорганизационная процедура внешнего управления, только 69 (3,4 %) закончились восстановлением платежеспособности предприятия.

Эти статистические данные свидетельствуют о том, что процедура внешнего управления на основании действующего законодательства малоэффективна.

В настоящее время процедуру банкротства легко возбудить практически против любого участника экономических отношений независимо от пропорции долгов и активов предприятия с автоматическим введением процедуры назначения арбитражных управляющих и т.д. Это предусмотрено Федеральным законом от 8 января 1998 г. № 6-ФЗ «О не состоятельности (банкротстве)»[1] (далее — Закон 1998 г.). «Закон быстро, на наших глазах, был приспособлен для нового передела собственности, в том числе с использованием таких отработанных способов, как скупка за бесценок долгов с целью сосредоточения в одних руках прав кредиторов»[2]. Через процедуру банкротства нередко происходит захват управления чужим капиталом, в том числе и своих конкурентов. Однако неясно, как предполагается решать эти вопросы, например, в отношении предприятий оборонно-промышленного комплекса.

Несовершенство действующего законодательства о банкротстве, главную роль в котором играет Закон 1998 г., во многом связано с неопределенностью самого понятия «банкротство предприятий», его признаков и условий.

В статье 1 ранее действовавшего Закона РФ от 19 ноября 1992 г. № 3929-1 «О несостоятельности (банкротстве) предприятий» (далее — Закон 1992 г.) выделялись два признака несостоятельности (банкротства):

  • - превышение обязательств должника над его имуществом или неудовлетворительная структура баланса;
  • - приостановление текущих платежей, если предприятие не обеспечивает или заведомо не способно обеспечить выполнение требований кредиторов в течение трех месяцев со дня наступления сроков их исполнения.

Рассмотрим теперь более подробно понятие и признаки банкротства, установленные Законом 1998 г. В ст. 2 данного Закона несостоятельность (банкротство) определяется как «признанная арбитражным судом или объявленная должником неспособность должника в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей». То есть в отношении юридических лиц по сути сохраняется лишь внешний признак банкротства, впервые введенный в законодательный оборот еще Законом 1992 г.

В соответствии с п. 2 ст. 3 Закона 1998 г. юридическое лицо считается не способным удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей, если соответствующие обязательства и (или) обязанности не исполнены им в течение трех месяцев с момента наступления даты их исполнения, если иное не установлено законом.

Следует признать, что при подготовке Закона 1998г. у законодателя был весьма невелик выбор признаков банкротства. Все существующие в законодательстве наиболее развитых государств подходы к определению несостоятельности должника можно свести к двум вариантам: в качестве основания для признания должника банкротом предусматривается либо критерий его неплатежеспособности (приостановление текущих платежей, неспособность обеспечить выполнение требований кредиторов по денежным обязательствам в течение определенного срока), либо такой критерий, как неудовлетворительная структура баланса должника. И если Закон 1992 г. в качестве критерия несостоятельности использовал оба принципа, то ныне действующий Закон 1998 г. основан преимущественно на критерии неплатежеспособности предприятия-должника, хотя еще раз следует подчеркнуть, что наличие у предприятия-должника имущества, превышающего общую сумму кредиторской задолженности, является свидетельством реальной возможности восстановить его платежеспособность.

Согласно ст. 2 Закона 1998 г. при определении критериев банкротства во внимание принимаются лишь денежные обязательства должника и его обязанности по уплате обязательных платежей в бюджет и внебюджетные фонды. В понятие «банкротство» не включаются неденежные обязательства предприятия-должника, следовательно, кредиторы по любым гражданско-правовым обязательствам не вправе обращаться в арбитражный суд с заявлением о возбуждении дела о банкротстве. Однако в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения должником любого гражданско-правового обязательства оно по воле кредитора может быть трансформировано в денежное. Кроме того, даже применение судом к должнику процедур банкротства (включая конкурсное производство) по заявлению кредитора по денежному обязательству вовсе не означает, что кредиторы по иным обязательствам полностью теряют надежду получить от должника причитающиеся им товары, работы или услуги.

Еще один признак банкротства сформулирован в ст. 5 Закона 1998 г., и касается он размеров задолженности. В соответствии с ним дело о банкротстве может быть возбуждено арбитражным судом, если требования к должнику — юридическому лицу составляют не менее 500 минимальных размеров оплаты труда (МРОТ). Таким образом, данный Закон кроме самого факта и продолжительности неплатежей устанавливает также минимальную задолженность.

В юридической литературе отмечается, что действующий Закон ввел так называемую презумпцию банкротства8. То есть если должник свыше трех месяцев не исполняет свои обязательства по денежным платежам и (или) обязанности по уплате обязательных платежей, тогда он может быть признан банкротом. Иными словами: факта превышения обязательств должника над стоимостью его имущества для признания несостоятельным не требуется. Чтобы избежать банкротства, должник должен либо погасить свои обязательства, либо представить суду доказательства необоснованности требований кредиторов, налоговых или иных уполномоченных государственных органов.

А это сильно затягивало процесс возврата долгов и, как считается, не способствовало предпринимательской активности кредиторов.

Исключив один из признаков банкротства и тем самым упростив процедуру признания должника банкротом, законодатель в Законе 1998 г. встал на защиту кредиторов. Однако это привело к тому, что теперь зачастую именно предприятие-должника необходимо защищать от «недобросовестных» кредиторов, т.е. была открыта дверь для нового передела собственности, попыток обанкротить вполне рентабельные предприятия, скупки активов предприятий за бесценок и борьбы с конкурентами.

  • [1] Российская юстиция. - 1999 - № 5.
  • [2] Яковлев В.Ф. Влияние арбитражной практики на совершенствование законодательства. // Российская юстиция. - 1999 - № 6.
 
Оригинал текста доступен для загрузки на странице содержания
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   Загрузить   След >