Основания освобождения от доказывания.

Существует общее правило – обстоятельства, включенные в предмет доказывания, подлежат доказыванию в суде. Но ст. 58 АПК выделяет обстоятельства общеизвестные и преюдициально установленные, которые могут быть в основе юридической позиции любого участника спора, но в подтверждающей их доказательственной информации не нуждаются. Отнесение фактов к общеизвестным или преюдициально установленным означает не только освобождение заинтересованных лиц от доказывания их в обычном порядке. Другое последствие – запрещение эти факты оспаривать и опровергать в данном процессе с целью замены ранее сделанных выводов на противоположные.

1. Общеизвестные факты.

Общеизвестными согласно обычной юридической аргументации надлежит считать факты, о существовании которых осведомлен более или менее широкий круг граждан. Иногда в их число включают таких судей, рассматривающих дела. Типичные примеры – разного рода природные явления преимущественно вредоносного характера (землетрясения, засуха, наводнение), чрезвычайные происшествия (катастрофа на транспорте), события общественной жизни (революции, перевороты, эмбарго, инфляционные тенденции). Например, в арбитражной практике по делам о праве собственности на факты социально-бытового назначения признавался общеизвестным факт, что на строительство этих объектов в 70-80-е гг отчислялось 7% от капитальных вложений в жилищное строительство.

Признание какого-либо обстоятельства общеизвестным зависит от суда. Соответственно, заинтересованные лица вправе представлять аргументы, подтверждающие или опровергающие общеизвестность фактов. Процедуры для признания судом определенного факта общеизвестным кодекс не устанавливает. Форма может быть различной: освобождение от доказывания по молчаливому согласию суда и участников спора, после устного заявления суда при подготовке дела или на заседании, на основании судебного акта. Выбор зависит от совокупности определенных факторов.

Следует учитывать, что любые взаимоотношения участников конфликтов включают в себя множество явлений, которые никому не придет в голову процессуально обосновывать или опровергать, например, при упоминании об обычном автомобиле – доказывать в наличие в его конструкции руля, мотора, колес и т.д. На такие обыденные вещи не стоит распространять правила ч.1 ст.58 АПК, хотя грани, отделяющие такую обыденность от правовой категории общеизвестности, подвижны.

Особого подхода требуют обстоятельства, считающиеся бесспорными внутри даже относительно немногочисленных групп людей-профессионалов в каких-либо сферах науки, техники, бизнеса, искусства. Это могут быть определенные закономерности, связи, причины и следствия, которые неведомы рядовым гражданам, в т.ч. и судьям. В таких случаях объектом доказывания может быть не факт сам по себе, а именно его локальная (профессиональная) общеизвестность.

Специальное указание в решении на состоявшееся в ходе процесса признание некоторого обстоятельства общеизвестным, не всегда обязательно. Это не нужно, если есть основание полагать, что судьи вышестоящих инстанций, куда может попасть данное дело, также находятся внутри географических, исторических и других границ общеизвестности факта. Бесспорность ограниченного характера (местность, район) целесообразно зафиксировать судебным постановлением.

2. Преюдициальные факты.

В ходе арбитражного производства не подлежат доказыванию и не допускают опровержения так называемые преюдициально установленные (предрешенные) обстоятельства. Это обстоятельства, составляющие фактическую основу ранее вынесенного по другому делу и ступившего в законную силу решения суда первой инстанции, которые юридически значимы для разрешения данного спора.

Наиболее значительны два момента механизма преюдиции: I-ое положение – факты, которые входили в предмет доказывания, были исследованы и затем отражены судебным актом, приобретают качества достоверности и незыблемости, пока акт не отменен или изменен путем надлежащей процедуры. Это следствие требования обоснованности, а обоснованность – важнейший элемент генеральной концепции, нацелившей практику на поиск истины при рассмотрении конкретных дел (ч. 1 ст.124, ч1 ст.125, ч 2 ст.155, ст. 188 АПК РФ).

II-ое положение связано с определением пределов действия законной силы акта правосудия. Они безусловно охватывают и закрепляют фактические и юридические отношения, прямо касающиеся лиц, участвующих в деле. Все другие органы, должностные лица, граждане должны считаться с содержанием этих актов вследствие их обязательности. Например, если суд признал владельцем спорного долга одну из сторон, арендатор, не привлекавшийся в дело, обязан именно ей, а не кому-либо еще, вносит арендную плату. Но зафиксированные решением обстоятельства, затрагивающие интересы арендатора, допустим, прекращение договора, увеличение платы и т.п., не будут иметь для него преюдициального значения.

Одна разновидность преюдиции (ч.2 ст. 58 АПК) действует внутри системы арбитражных судов, определяя взаимосвязь между решением арбитражного суда по ранее завершенному спору и ныне идущим процессам. Преюдициальная связь возникает, когда обстоятельства из фактической основы прошлого решения имеют юридическое значение для нового спора. Так, если решением суда договор купли-продажи определенных объектов уже объявлен недействительным, право собственности на такие объекты в новом деле подтверждать ссылками на него недопустимо. Но это должны быть одни и те же вещи. « Между тем арбитражный суд не проверил, входили ли в состав имущества базы продаваемого по признанным недействительным договорам спорные объекты или они были возведены за счет истца в период аренды кооперативом земельного участника…»[1].

При отсутствии тождества преюдициия не действует.

Примером связи двух арбитражных дел может служить также производство по регрессному иску. Механизм преюдиции заключается в рассмотрении судом другого дела, в котором участвуют те же лица, Хотя указание ч.2 ст. 58 АПК не необходимость участия в деле тех же лиц не означает полного тождества составов заинтересованных субъектов в предшествующем или последующих процессах.

По воздействие нормы о недопустимости повторного исследования (преюдиция) могут попасть все обстоятельства, на которых основано заявленное требование. Это значит, что при полной преюдициальной зависимости второго дела от предшествовавшего следует прекратить производство согласноп.2 ст.85 АПК. Если полного тождества нет и лишь часть фактов основания нового иска уже установлена решением, то юридически правомерно в иске отказать. На практике же при рассмотрении дела по существу установленные факты в части требований истца отклоняются.

Пленум ВАС РФ в Постановлении от 31 октября 1996г. №13 разъяснил, что согласно ч.2 ст. 58 «преюдициальное значение имеют факты, установленные также постановлениями апелляционной и надзорной инстанций, которыми приняты решения по существу дела. Факты, установленные по ранее рассмотренному делу, не доказываются вновь при рассмотрении судом другого дела, в котором участвуют те же лица. Если в этом деле участвуют и другие лица, для них эти факты не имеют преюдициального значения и устанавливаются по общим основаниям».

Другая разновидность преюдиции (ч.3 ст.58 АПК) связывает решения судов общей юрисдикции по гражданским делам с процессами в арбитражных судах. Компетенция каждой из систем определена законодательством. Но разграничение подведомственности не исключает взаимосвязи и взаимозависимости между арбитражными и судебными решениями. Так, если государственный орган социального страхования по решению суда общей юрисдикции компенсировал имущественные потери от повреждения здоровья физического лица, он приобретает право заявить регрессное требование в арбитражный суд к организации, ответственной за причиненный вред (ст.463 ГК). Для причинителя, участвующего в завершенном процессе, прюдициальны все без исключения обстоятельства, установленные решением. Иное положение для случаев, когда предполагаемый причинитель по тем или иным причинам по делу о возмещении вреда не выступал. Тогда этот ответчик в арбитражном производстве может отрицать и факт нанесения им ущерба и его размеры. Здесь бремя доказывания лежит на органе страхования. Но тяжесть этого бремени уменьшает то, что решение суда представляет собой весомое доказательство, способное без дальнейшего исследования и привлечения дополнительной информации убедить арбитражный суд в истинности доказательственных и фактических элементов этого решения.

Последний вид преюдиции (ч.4 ст. 58 АПК) фиксирует пределы обязательности приговора уголовного суда на связанное с ним некоторыми общими факторами арбитражного производства. Например, прямое отношение к гражданскому делу об утрате или недостаче перевозимого по железной дороге груза будет иметь осуждение преступников за разграбление вагона. Приговор по дорожно-транспортному происшествию влияет на судьбу иска о возмещении причиненного таким происшествием материального ущерба, причем, преюлициальной силой обладают и обвинительный, и оправдательный приговоры. Нормы о преюдиции данного вида расширительному толкованию не подлежат. Так, преюдициальную функцию выполняют выводы уголовного суда о преступных действиях и совершивших их лицах. Но обозначенные приговором размеры или физический состав украденного или поврежденного имущества или его принадлежность некоторому лицу арбитражный суд не связывают. Он вправе это исследовать и приходить к самостоятельному решению.

По смыслу ст. 58 АПК прелюдицию создают только акты судов общей юрисдикции и арбитражных по существу споров. Другие их акты, а именно, определения подобными качествами не обладают. Однако, это положение трубно обосновать, особенно когда речь идет о так называемых заключительных и пресекательных определениях (прекращение производства, определение иска без рассмотрения), а равно об обстоятельствах процессуально правового характера. Например, в сложном конфликте между тремя претендентами на нежилое помещение арбитражный суд принял во внимание утвержденное определением суда общей юрисдикции мировое соглашение о выделении части здания одному из спорщиков. Производство было продолжено по вопросу о порядке использования оставшейся площади.[2]

Кроме того, ч.3 ст. 58АПК допустимо толковать расширительно, по мнению В.К.Пучинского, распространив ее действие также на факты, установленные и зафиксированные решениями третейских судов. Юридическая база такого толкования – нормы п. 4 ч.1 ст. 107 и п.3 ст.85 АПК, предписывающие арбитражному суду отказать в принятии искового заявления или прекращать производство по делу, если по тождественному спору уже есть вступившее в законную силу решение третейского суда. Отсюда, логически вытекает, что преюдициальной силой обладает и фактическое основание этого решения, исключая случаи, когда арбитражный суд, отклонив ходатайство о выдаче исполнительного листа, передал дело на новое третейское разбирательство, но продолжить там производство оказалось невозможным.

Лишены преюдициальной силы постановления органов следствия и прокуратуры, постановления административных учреждений. Но они способны исполнять роль доказательств, подвергать судебной оценке наряду с другой информацией. По такому пути идёт арбитражная практика. Например, «справка исследования, свидетельствующая о том, что договор на отгрузку сахара заключался, и что деньги за сахар истец перечислил, не может быть положена в основу судебного решения. Поскольку не основана на данных уголовного дела».[3]

В другом случае Президиум ВАС РФ отмечал: «Упомянутое в решении постановление следственных органов от 16.06.95, как и представленное в надзорную инстанцию постановление от 04.11.95 лишены преюдициальной силы, однако должны быть оценены арбитражным судом наряду со свидетельскими показаниями, объяснениями лиц, участвующих в деле, и другими доказательствами»[4]

  • [1] Вестник ВАС РФ 1995г. №12. Стр.41
  • [2] Вестник ВАС РФ» 1996г. №4. Стр. 65-66
  • [3] Вестник ВАС РФ 1996, №1, стр. 33
  • [4] Вестник ВАС РФ 1996 №4, стр.48
 
Оригинал текста доступен для загрузки на странице содержания
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   Загрузить   След >