Состав преступления

Понятие и значение состава преступления

Известно, замечает С.С. Аветисян, что любое запрещенное деяние, причиняющее вред личности, обществу или государству и влекущее уголовную ответственность, принято называть преступным деянием, преступлением. При этом, называя содеянное "преступлением", важно определить не только социально-нравственную природу совершенного, но и то, какие социально-правовые (уголовно-правовые) последствия оно порождает [7, с. 73]. В этой связи не всякое совершенное деяние, несущее в себе определенный заряд зла его деятеля, можно назвать преступлением.

Уголовная ответственность по российскому уголовному праву может иметь место только при наличии оснований, указанных в ст. 14 УК РФ, которая гласит: "Преступлением является наносящее вред деяние (действие или бездействие), предусмотренное уголовным законом, совершенное виновно и уголовно наказуемо" [2]. Каждое преступление представляет определенный акт человеческого поведения и предусмотрено в конкретной статье Особенной части УК РФ. Поведение лица рассматривается как преступное только при наличии в нем всех признаков, присущих преступлению: общественной опасности, противоправности, виновности и наказуемости.

Состав преступления - это система (совокупность) установленных уголовным законом объективных и субъективных элементов и признаков, необходимых и достаточных для квалификации общественно опасного деяния как преступления по соответствующей уголовно-правовой норме Особенной части УК РФ.

Таким образом, закон признает основанием уголовной ответственности определенный акт поведения человека, в котором имеются признаки состава преступления, предусмотренного конкретной уголовно-правовой нормой. УК РФ в нормах Особенной части определяет, какие общественно опасные деяния являются преступными, путем описания их конкретных признаков. Для привлечения лица к уголовной ответственности и признания его виновным необходимо, утверждает В.В. Сверчков установить в совершенных им общественно опасных действиях признаки какого-либо преступления, т.е. лицо привлекается к уголовной ответственности не потому, что оно представляется опасность, прокурора и суда опасным, а потому, что оно совершило поступок, в котором имеются признаки преступления, установленные в уголовно-правовой норме.

Уголовный кодекс 1961 г. УК РСФСР (со всеми последующими изменениями и дополнениями) не включал термин "состав преступления" в норму об основаниях уголовной ответственности, предусмотренную ст. 3, хотя, по существу, в статье речь шла именно об этом [4]. Термин "состав преступления" использовался законодателем в других статьях Общей части УК. Это послужило причиной неоднозначного решения проблемы уголовной ответственности в науке уголовного права, что нашло отражение во всех ранее изданных учебниках по Общей части уголовного права.

Большинство ученых и ранее, до принятия нового УК РФ, считали, что единственным основанием уголовной ответственности является состав преступления. Часть авторов признавали, кроме состава, и другие обстоятельства в качестве оснований уголовной ответственности, например общественную опасность совершенного деяния, личностные качества субъекта. Так полагает А.В. Наумов, что следует иметь в виду два основания: объективное - деяние и субъективное - вина, мотив [17, с. 36]. Другие авторы, такие как А.В. Борбат, О.А. Вагин, А.А. Власов, Б.Д. Завидов, также высказывались за два основания, но выделенные по иным критериям:

состав преступления как юридическая абстракция;

само преступление как материальное основание.

Представляется, что последнее понимание проблемы оснований уголовной ответственности в принципе заслуживает внимания, однако нуждается в некотором уточнении [9, с. 47].

Действительно, в ст. 3 УК РСФСР 1961 г. говорилось о двух основаниях:

совершение лицом общественно опасного деяния,

предусмотренность этого деяния уголовным законом.

Хотя термин "состав преступления" не был указан в тексте статьи, но совершенно очевидно, что речь шла именно об этом. Подтверждается такой вывод и анализом других статей УК, в которых основанием уголовной ответственности признавался состав преступления (ст. 7-17 УК РФ в редакции от 1961 г.). Отсутствие самого термина "состав преступления" в норме, предусмотренной ст. 3 УК 1961 г., было не более чем несовершенством законодательной техники.

Уяснением сути спора и попыткой расставить все точки над "и" занялся в своем труде Н.А. Мирошниченко, определил, что закон имел в виду два основания уголовной ответственности: фактическое - наличие общественно опасного деяния (акта поведения человека) и юридическое - наличие признаков состава преступления в этом общественно опасном поступке человека. Эти два основания неразрывны, ибо вместе образуют единое понятие - преступление [16, с. 19]. Из сказанного следует, что совершенное человеком в реальной действительности общественно опасное деяние будет признано преступлением, если оно содержит описанный в особенной части УК РФ состав преступления, т.е. органы правосудия и уголовного преследования не могут по своему усмотрению привлечь лицо к уголовной ответственности за совершение деяния, хотя и представляющего для общества очевидную опасность, но не указанного в Особенной части УК в качестве преступления.

Сущностное проявление состава преступления как теоретической категории уголовного права: освещая свою научную разработку А.Н. Трайнин, явил аксиому, что общественно опасное деяние человека - это реальная действительность, а состав - юридическое понятие о нем как о преступлении, которое дается в диспозиции уголовно-правовой нормы. Например, в ст. 275 УК РФ содержатся признаки государственной измены, в ст. 213 УК РФ - хулиганства, в ст. 158 УК - кражи [2]. Лицо может быть привлечено к уголовной ответственности за совершение преступлений, предусмотренных данными статьями УК РФ, если в фактически совершенных им действиях будут установлены признаки состава государственной измены (шпионаж, выдача государственной тайны, либо иное оказание помощи иностранному государству, иностранной организации или их представителям в проведении враждебной деятельности в ущерб внешней безопасности РФ, совершенное гражданином РФ) или хулиганства (грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, сопровождающееся применением насилия к гражданам либо угрозой его применения, а равно уничтожением или повреждением чужого имущества), или кражи (тайное хищение чужого имущества, т.е. противоправные безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, совершенные с корыстной целью и причинившие ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества). Отсутствие хотя бы одного из перечисленных признаков, констатирует А.Е. Якубов в составе преступления, означает отсутствие всего состава преступления, и, следовательно, деяние, совершенное лицом, не является преступлением. [24, с.11] Сами по себе составы, зафиксированные в статьях 158, 213 и 275 УК РФ, не могут быть единственным и достаточным основанием уголовной ответственности, как это довольно часто трактуется в науке уголовного права. Нормы об ответственности за государственную измену, за хулиганство, за кражу есть, а реальная уголовная ответственность не наступает, пока нет поступка человека. Уголовную ответственность реально порождает только поступок человека, содержащий признаки состава преступления.

Таким образом, подводит итог А.И. Рарог не состав преступления как научная абстракция, а действия или бездействие человека, в которых имеются признаки конкретного состава преступления, являются основанием уголовной ответственности за данное преступление представляет собой условия эффективности уголовного закона [20, с. 136-144]. Согласно ст. 275 УПК РФ уголовное дело не может быть возбуждено, а возбужденное дело подлежит прекращению за отсутствием состава преступления [3]. Правовая (юридическая) оценка деяния как преступления производится путем описания в конкретной норме уголовного права обязательных, юридически значимых, т.е. наиболее общих и существенных, признаков посягательств подобного вида. Из множества индивидуальных черт, например многих убийств, законодатель отбирает наиболее существенные признаки и создает как бы модель преступления данного вида. Наиболее типичными (постоянно встречающимися) признаками убийств законодатель счел характер вины - умысел и общественно опасных последствий в виде смерти. Убийство, констатирует В.Н. Бурлаков, чаще всего совершается путем действия, нарушающего функции или анатомическую целость жизненно важных органов другого человека, в результате чего наступает смерть. Другие признаки законодатель не счел существенными, например место совершения преступления, время, конкретную характеристику потерпевшего, индивидуальные черты преступника и т.д. [6, с. 15] В результате такого отбора создается обобщенное понятие убийства. С момента фиксации в законе отобранные признаки становятся признаками состава преступления, а само посягательство признается преступлением, предусмотренным ст. 105-110 УК РФ (конечно, при наличии других существенных признаков составов по ч. 2 ст. 105 УК РФ) [2]. Следовательно, конкретный состав преступления представляет собой минимальный набор необходимых признаков, указанных в конкретной норме Особенной части УК, при наличии которых в поступке какого-либо лица закон устанавливает возможность привлечения его к уголовной ответственности. Однако последнее определение не нашло достаточного распространения в теории уголовного права. Поэтому, считает В.Б. Малинин, конкретный состав преступления есть совокупность обязательных признаков, с помощью которых законодатель в конкретной норме Особенной части УК устанавливает не только преступность, но и наказуемость деяния, т.е. указывает, какие наказания и в каких пределах могут быть назначены судом за данное преступление [13, с. 80]. Следует иметь в виду, что только суд, а не какие-либо другие государственные органы или должностные лица, может установить виновность лица в совершении преступления и назначить уголовное наказание или другие уголовно-правовые меры.

Общее понятие состава преступления как логически построенной модели, обладает, по мнению Н.А. Мирошниченко важным теоретическим и практическим значением:

является необходимой предпосылкой познания конкретных составов преступлений;

состав преступления служит необходимой юридической основой квалификации совершенных преступных деяний;

способствует разграничению сходных преступлений;

наличие состава преступления в совершенном деянии является основанием уголовной ответственности;

состав преступления определяет рамки доказывания по каждому уголовному делу;

состав преступления является законодательным "ограничителем" субъективного усмотрения следователей и судей при расследовании и рассмотрении уголовных дел [16, с. 25] (Приложение А).

 
Оригинал текста доступен для загрузки на странице содержания
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   Загрузить   След >