Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Гуманитарные arrow Культурология arrow
Первобытное искусство. Истоки творчества

Первобытное искусство. Истоки творчества.

(Художественные особенности древнейших памятников Хакасии).

«Жить духом только в настоящем, в новом и новейшем – непереносимо и бессмысленно; духовная жизнь вообще делается возможной только через постоянную связь с былым, с историей, со стариной и с древностью».

Герман Гессе. По следам сна.

Предисловие

Каждому времени свойственно своё особое искусство, так же, как определённый уклад жизни. Поэтому, когда некоторые зрители и даже профессиональные искусствоведы высказывают мнение о том, что у первобытных народов искусства как такового не было вовсе, они глубоко заблуждаются. В ходе данной статьи мы сделаем попытку взглянуть на археологические древности Сибири, а точнее – Минусинской котловины, не только как на артефакты, по которым можно судить о быте и, в какой-то степени, о верованиях древних племён, населявших просторы. Мы постараемся постичь своеобразие красоты, скрытой от взгляда современного зрителя за пеленой прошедших тысячелетий.

Первобытное искусство ставит перед нами трудные задачи, решить которые возможно только с помощью тщательного анализа, учитывая особенности сознания людей столь отдалённых от нас веков.

Развитие Окуневской культуры прошло весьма длительный путь от возникновения до постепенного растворения в позднейших культурах. Так, в Окуневской культуре принято выделять «два этапа: ранний – конец первого - вторая четверть II тыс. до н.э. и поздний, охватывающий середину и третью четверть II тыс. до н.э.»[1].

Сейчас открыто и изучено много Окуневских захоронений, инвентарь которых позволяет судить о погребальном обряде, об основных чертах материальной культуры, а, соответственно даёт возможность приблизиться к пониманию мировоззрения древних жителей среднего течения Енисея. Миниатюрные костяные пластинки с аккуратно выгравированными изображениями женских голов, небольшие стержневидные каменные антропоморфные изображения, украшения и многие другие вещи из могил – всё это свидетельствует об определённой, выработанной не одним поколением мировоззренческой системе, а так же о высоком развитии ремёсел и о художественном мастерстве окуневцев.

Самым же ярким явлением Окуневской культуры стоит признать каменные идолы «Минусинской Швейцарии». Монументальное искусство окуневских племён поражает многообразием форм, загадочностью, причудливостью, фантастичностью образов и той естественной, живой гармонией, что выражается в органичной связи каждого памятника с окружающей средой. Отсутствие письменных источников лишает нас возможности узнать мифологию окуневцев, поэтому нельзя дать однозначной интерпретации образов персонажей произведений монументального искусства. Главная для художника задача – передать определённый сюжет, образ божества или предка – для нас остаётся неизвестной. Обращаясь к данным фольклора, этнографии, к типологическим параллелям, мы лишь на несколько шагов приближаемся к истине, а подчас и впадаем в заблуждения. Эстетическое содержание стел тоже не сразу открывается нам. До недавнего времени в «каменных бабах» исследователи признавали вообще лишь историко-этнографическую, но никак ни художественную ценность. Теперь для нас, когда открыты и исследованы специалистами в разных областях науки многие древние цивилизации, очевиден факт априорного присутствия чувства прекрасного у художников всех исторических эпох.

Уместно в связи с эти привести слова Герберта Кюна: «При всей примитивности хозяйственных форм первобытных людей и всего образа жизни мир этих людей является отнюдь не примитивным, а лишь иначе воспринятым и пережитым в иных формах; искусство неотделимо от прочих проявлений духовной жизни, оно связано, сплетено тысячами нитей с жизнью, оно есть сама жизнь первобытных народов. Таким образом, мы должны рассматривать это искусство с совершенно новой точки зрения»[2]. Так, сложная красота окуневских изваяний, скрытая то в плавных изогнутых, то в резких энергичных линиях гравированного рисунка, то в простых, грузных, то в динамичных фигурных силуэтах, кажется очевидной, но, в тоже время, она беспрестанно ускользает от нас. Что бы попытаться её уловить, необходимо подробно рассмотреть технику исполнения памятников, выявить основные изобразительные приёмы, используемые мастерами для воплощения тех или иных образов и передачи идей, а также тщательно проанализировать особенности понимания пространства окуневцами с учётом специфических историко-географических условий.

Многие из выделенных нами стел являются одними из самых совершенных окуневских произведений монументального искусства. Они наиболее полно представляют некое антропоморфизированное миксантропическое существо. Яркие образцы окуневского искусства: стела с озера Шира, Тазминская стела, «Бюрьский баран» и стела с озера Беле, а так же изваяние из Уйбатского чаатаса, хранящееся в Государственном Эрмитаже. Их можно по праву отнести к окуневской классике. Именно в них в полной мере проявляется синкретический характер окуневского искусства, отображается пространственная Модель Мира.

Средства выразительности, частично применяемые мастерами в малой пластике, в гравировках на костяных пластинках, в петроглифах, приобретают в изваяниях необыкновенно насыщенное звучание, мощную силу эмоционального воздействия.

  • [1] Семёнов Вл.А. Окуневские памятники Тувы и Минусинской котловины (сравнительная характеристика и хронология) // Окуневский сборник. – С.-Пб.,1977, с.160.
  • [2] Кюн Г. Искусство первобытных народов. – Л.: Изогиз, 1933, с.15.
 
Оригинал текста доступен для загрузки на странице содержания
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   След >
 

СКАЧАТЬ ОРИГИНАЛ
Первобытное искусство. Истоки творчества