ФУНКЦИИ ТЕЛЕСКОПИИ: СЛОВООБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ, СЕМАНТИКО-СТИЛИСТИЧЕСКАЯ

Телескопия свойственная издавна французскому языку. Она проявлялась в старо- и среднефранцузском периодах развития языка, например: oreste «буря» = orage+tempeste; oripailleur «золотоискатель» = or+horipailler. Процесс словообразования телескопных слов не прекращается и в настоящее время. По мнению М.М. Дюбуа, лингвистическая телескопия все более применяется в современном французском языке [16, 176].

Характеризуя основные свойства телескопии, следует подчеркнуть, что ее суть сводится главным образом к двум выполняемым ею взаимным функциям: словообразовательной и семантико-стилистической.

Словообразовательная функция – это один из основных движущих факторов телескопии, который и позволяет рассматривать ее в виде отдельного способа в системе словопроизводства.

С.В. Райлян выделяет восемь структурных типов и девять моделей телескопных производных образований. Рассмотрим сначала типы телескопных образований.

  • 1. N+V1->V2 (argonaute + argotiser -> argonautiser);
  • 2. V1+V2->V3 (s’enivrer + boissonner -> s’emboissonner);
  • 3. V1+N->V2 (emberlificoter + perle -> emperlificoter);
  • 4. Adj+V1->V2 (lent + lanterner -> lantiponner);
  • 5. Adj+N->V (béqueule + gueulard -> bégueularder);
  • 6. V1+N+V2->V3 (tourner + tourlourou + moutonner -> tourloutonner);
  • 7. Np+Adj->V (Ingrès + gris -> Ingriser);
  • 8. N+N->V (coq-à l’âne + âme -> coq-à-l’âmer).

Каждый из этих типов выражает структуру телескопного глагола, в состав которого в качестве его составных компонентов входят слова, относящиеся к разным частям речи, подобно сложным словам. Однако в отличие от последних, глаголы образованные путем контаминации, не являются результатом простого сложения, когда каждый компонент может восприниматься как отдельное самостоятельно слово, а возникает в следствие сложных переплетений структурных и семантических отношений. Одни лишь структурные модели контаминированных слов могут показать, насколько сложен и многообразен словообразовательный механизм телескопии.

По характеру сочетающихся составных частей телескопные слова можно подразделить, вслед за А.П. Соколенко, на полные и частичные (или неполные) [16, 177].

К полным телескопным образованьям можно отнести слова, возникающие по структурным моделям, компоненты которых состоят:

  • 1) из первой половины первого слова и второй половины второго слова, например: trébiller = tréb(ucher + ose)iller, brodouiller = brod(er + bred)ouiller, ratiboiser = rati(sser + em)boiser;
  • 2) из начала и конца первого слова и первой половины второго слова: conjabuler = con(fab)uler + jab(oter), se contrfouicher = contr(ef)icher + fou(tre);
  • 3) из взаимодействия двух лексических единиц и глагольного суффикса: chantouillonner = chanter + (chat)ouiller + onn(er), lantiponner = lent + lanterner + onn(er).

К частичным телескопным словам следует отнести лексические единицы, созданные по следующим структурным моделям, которые состоят:

  • 4) из полной основы слова и полной формы второго слова, например: bavricaner = bav(er) + ricaner bavard’hurler = bavard (er) + hurler;
  • 5) из начала первого слова и полной формы второго слова: tripatouiller = tri(poter) + patouiller, fricasser = fri(re) + casser;
  • 6) из полной формы первого слова и второй половины второго слова: beautifier = beau + (pon)tifier, sourdonner = sourd + (bour)donner, aileronner = aile + (épe)ronner;
  • 7) из полной лексической основы первого слова и второй половины второго слова: débouliner = déboul(er + dég)ouliner;
  • 8) из полной формы первого слова и конца второго слова: bégueularder = bégueule + (gueul)ard;
  • 9) из сложного сочетания трех и более слов: embrouillonner = embrouiller + brouillon + bouillonner, endéificoquer = emberlificoter + défier + emberlificoquer (emberlucoquer).

Как видно из приведенных примеров, составные компоненты полных телескопных слов обязательно выступают в усеченном виде, в то время как в частичных телескопных образованьях один из компонентов сохраняет свою полную форму.

Вышеуказанные типы и модели придают производным новообразованиям соответствующую семантико-стилистическую значимость, обогащая тем самым словарный состав языка новой аффективно-экспрессивной лексикой.

Исходя из структуры телескопных образований, мы все более убеждаемся в том, что телескопия выступает в качестве самостоятельного способа словообразования.

Трудность определения телескопных образований объясняется, с одной стороны, их морфолого-структурными особенностями, выступающими как результат сложного скрещивания морфем усекаемых компонентов контаминированных производных единиц (или форм: успела + удалось = успелось). С другой, это скрещивание иногда осложняется проявлением в различной степени «вложения» одной морфемы в другую или их наложение таким образом, что без помощи морфологического анализа порою трудно обойтись.

Следует отметить, что наложение морфем при телескопии несколько отличается от подобного явления при других деривационных процессах.

Если при деривации происходит частичное совпадение фонем в составе производного слова. Например: toupill(er) = toupi(e) + ill(er); utopiste = utopi(e) + iste, то в результате образования новых лексических единиц путем телескопии явление наложения одних языковых элементов на другие имеет место как при частичном, так и при более полном их совпадении, но с обязательным отнесением начала или/и конца корневых морфем производящих слов.

Так, например, в телескопном глаголе brodouiller конец корневой основы –d наслаивается на конец другой корневой основы, представленной той же фонемой, например: broder + brédouiller. Такое же явление происходит и в производном tripoter и patouiller фонема –p- выступает в качестве общего элемента.

В процессе телескопного словообразования помимо основных компонентов, принимающих участие в создании контаминированных слов, имеется и суффикс, который легко выделяется в составе производного телескопного глагола. Суффикс в подобных образованьях (radiotiser = radio + radoter + is(er)) имеет функцию не столько словообразовательную, сколько формальную и семантико-стилистическую; он помогает созвучию глагола и усиливает экспрессивность его значения.

Семантико-стилистическая функция телескопии занимает не менее важное место в плане коммуникации для носителей данного языка. Кроме того, можно сказать, что она является ведущей функцией по отношению к словообразовательной, на которую постоянно оказывает свое давление. Если словообразовательная функция заключается в создании новых лексических единиц с целью обновления и обогащения словарного состава языка, то семантико-стилистическая функция телескопии является как бы, надстройкой в словообразовательном процессе этого явления, которая стимулирует возникновение контаминированных слов и «следит» за их качественным содержанием в двух планах: семантическом и стилистическом. Именно лексико-семантическая новизна и стилистическая значимость этих слов и является действенной силой телескопии.

Об этом говорят нижеследующие глагольные образования, новые по форме и значению, которые в силу своей семантико-стилистической «свежести» могут рассматриваться в качестве «стилистических неологизмов». Приведем несколько примеров: blairnifler: blairer – разг. нюхать, чуять + renifler – разг. нюхать, чуять XIX в. = blair(er+re)nifler – «пронюхать» в смысле узнать; frôcher: frôler – задевать, слегка касаться + toucher – трогать, дотрагиваться, касаться = frô(ler + tou)cher – затрагивать, слегка касаясь.

Таким образом, телескопия является не только интересным способом словообразования, но также эффективным стилистическим приемом, используемым как в разговорной речи носителями языка, так и в художественной литературе писателями при создании всевозможных экспрессивных слов с ярко выраженным семантико-коннотативным значением.

М. Дюбуа считает, что лингвистическая телескопия представляет собой юмористический прием, к которому прибегают носители языка для образования нового «живописного» слова [16, 183].

Говоря о лексико-семантической значимости телескопных образований, следует отметить, что она зависит от исходного значения либо первого, либо второго составного компонента.

Как правило, доминирующее значение одного из компонентов явно усиливается за счет значения остальных компонентов, а также за счет значения, привносимого суффиксом (если он имеется). Часто эти значения наслаиваются друг на друга таким образом, что иногда трудно определить, какое из них является определяющим. В результате такого взаимодействия значений появляется одно качественно новое стилистически маркированное значение, которое включает в себя все остальные созначения. Об этом свидетельствуют глагольные неологизмы типа électérotiser (électriser + érotisme), bavricaner (baver + ricaner), argonautiser (argonaute + argotiser).

Интересным с точки зрения семантико-стилистического анализа является также именное телескопное образование barbachu (barbe + moustachu). Например: Le remplaçant était trouvé, un grand garçon, ni beau, ni laid, barbachu et maigre. (I.K. Huysman).

Нельзя не затронуть вопрос о продуктивности телескопии, без чего невозможно говорить ни о словопроизводительной способности и активности определенного типа, модели или способа на данном конкретном этапе развития языка.

Делая выводы из вышесказанного, следует сказать, что телескопия является продуктивным способом словообразования, о чем свидетельствует наличие многих новообразований в данной области.

Подчеркивая словообразовательную жизнеспособность телескопии в целом, можно выделить и наиболее продуктивные ее модели, учитывая большое количество образованных с их помощью новых лексических единиц.

Так, например, в области глагола наиболее распространенными и, следовательно, продуктивными моделями являются 1-я и 6-я (см. С. 82) из которых первая модель выступает в словообразовательном плане телескопии ведущей.

Также следует сказать, что телескопия является своеобразным способом словообразования.

Телескопные слова, подобно словам, созданным с помощью других способов, лежат в основе закономерностей словообразования и обуславливаются потребностями общения. Эти закономерности проявляются в форме усечения корневых морфем и отвечают экспрессивно-стилистическим тенденциям, постоянно обновляющим лексические единицы, которые теряют свою выразительность в процессе речи.

Лексика, образованная путем телескопии, носит экспрессивно-оценочный характер. Она встречается в разговорной, художественной речи и в просторечии, особенно это касается глагольных телескопных образований.

 
Оригинал текста доступен для загрузки на странице содержания
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   Загрузить   След >